blackpost

поэт - философ - музыкант

Меню
Свой Дом

ЧТО ДЛЯ МЕНЯ СТИХИ?

На этот вопрос лучше всего и ответить в стихах.

Шлифуя строки, я разгадываю смыслы,
Ритм слова мне указывает путь.
Так открываются божественные мысли,
Бумага сетью их улавливает суть.

Критерий верности для выверенной рифмы
Один единственный – ласкает фраза слух?
Для мозга сердце строит кровью алгоритмы,
Для этого красивый нужен звук.

Игрой значений открываются секреты
Того что было, будет или есть.
Все тайны мира вслух должны быть спеты,
И у вселенной этих тайн не счесть.

Многие или даже почти все мои стихи положены на музыку. Как я писал в предисловии к языческой сказке «Креслав и Ведана», звук оживляет написанные на бумаге слова, дает им новую жизнь.  Для удобства гостей моего сайта, рядом со стихами я размещаю песни.

Рифмованные строчки льются в мир непрерывным потоком, стоит лишь открыть им дверь своей души. Поэтому, чтобы не запутаться, стихи я условно разделил по темам: философская поэзия, стихи о любви, о войне, природе. В какие-то моменты меня больше беспокоили вопросы мироустройства, а в другие душу одолевали любовные переживания.

Читать дальше

На этот вопрос лучше всего и ответить в стихах.

Шлифуя строки, я разгадываю смыслы,
Ритм слова мне указывает путь.
Так открываются божественные мысли,
Бумага сетью их улавливает суть.

Критерий верности для выверенной рифмы
Один единственный – ласкает фраза слух?
Для мозга сердце строит кровью алгоритмы,
Для этого красивый нужен звук.

Игрой значений открываются секреты
Того что было, будет или есть.
Все тайны мира вслух должны быть спеты,
И у вселенной этих тайн не счесть.

Многие или даже почти все мои стихи положены на музыку. Как я писал в предисловии к языческой сказке «Креслав и Ведана», звук оживляет написанные на бумаге слова, дает им новую жизнь.  Для удобства гостей моего сайта, рядом со стихами я размещаю песни.

Рифмованные строчки льются в мир непрерывным потоком, стоит лишь открыть им дверь своей души. Поэтому, чтобы не запутаться, стихи я условно разделил по темам: философская поэзия, стихи о любви, о войне, природе. В какие-то моменты меня больше беспокоили вопросы мироустройства, а в другие душу одолевали любовные переживания.

поэмы

стихи

Была на всех одна душа.
Разбита вдребезги. Осколки,
В фантомах целостность ища,
Рисуют вместо лиц иконки. 

А память единения дней
Из тьмы времен тревожит снами.
Но мы, ослепнув от страстей,
Сны называем миражами.

Осколки мечутся во мгле,
Скребутся острыми краями.
Никто не рад такой судьбе,
Но горю не помочь слезами. 

Мы общей памятью сильны,
Бессмертны чередой рождений.
Нам оживить удастся сны,
Избавив ум от заблуждений.

В тот миг единая душа,
Любовью склеив все осколки,
Времен границы сокруша,
Свой лик явив, сотрет иконки. 

И мы, узнав себя в себе,
Познаем тайны мироздания.
Ну и, проснувшись на заре,
В жизнь воплотим свои желания.

Светом черной луны
Озаряется мир.
Люди гасят костры —
Ночь во тьме ворожи!

Рвутся путы времен —
Завтра нет и вчера.
Темнотой озарен
Мира путь в никуда. 

Кружат чёрные звёзды
Над чёрной луной,
В телескоп звездочёты
Пьют свет неземной. 

И наносят на карту
Движенье светил —
Пишут тайную мантру
Космических сил.

В звездных планах вселенной
На тысячи лет
Виден смысл сокровенный
Потерь и побед.

Раскрываются тайны
Под черной луной.
Нет событий случайных,
Есть план потайной. 

Исчезли без следа
Хрустальные мосты,
Огонь спалил дотла
Волшебные дворцы. 

Разрушен мир мечты,
Что в памяти храним.
С тех пор мы видим сны,
Суть — хроно-миражи. 

Цепочками причин
Мостится жизни путь,
За кутерьмой личин
Таится мира суть. 

Взгляни за образа,
Войди душой во тьму.
Промой слезой глаза,
Прочти свою судьбу. 

Есть чёрный сторож за чертой,
Его хранит закон.
В том мире сказочный чертог,
В котором спит дракон.

Хранить покой чудесных снов
Поставлен у черты
Чёрт — чёрный сторож двух миров,
Сжигающий мосты.

Дракон в своих чудесных снах
Историю хранит
Того, что, обратившись в прах,
Разгадкой тайн манит. 

Хранит в делах минувших дней
Вселенной красоту.
Там, в мире духов и теней
Дракон хранит мечту. 

Запрет нам Чёрта поминать
Законом звёзд скреплён:
Словами тайными играть
Нельзя, пусть спит дракон!

Во мне сидят такие страсти-демоны,
Что нужен океан святой воды.
Мы из страстей и из желаний сделаны,
Чтоб воплощать заветные мечты. 

Движением страстей живет вселенная,
Желаниями мы творим себя.
Вот так вещей природа неизменная
Хранит в себе основы бытия. 

Аскеты не себе сопротивляются,
Желаниям объявляя смертный бой.
Напрасно их идеи восхваляются,
Любови не добиваются борьбой.

Рожденный для любви и созидания,
Из века в век вселенную храня,
Несет в себе все тайны мироздания
Лишь тот, кто познает в любви себя.

Вышли на улицу призраки ночи,
Рыщут по брошенным в спешке домам.
Нет больше места ни всяким, ни прочим
В мире, где больше не верят словам.

В клочьях тумана запутался ветер,
Сил не хватает мрак разогнать.
С неба иллюзий падает пепел,
Нечему в мире больше пылать.

Знанье растоптано искренней верой,
Кровь вместо радости пьют алтари.
Все по суду самой высшею мерой,
Точно по счёту — не благодари!

И когда вдруг накатится скука
Свяжет волю, желанье убив,
Попрошу чашу с ядом у друга,
Я надеюсь, что он будет жив.

И, до дна осушив кубок знаний,
В запредельный отправлюсь полёт.
Сам проверю правдивость преданий,
Будто где-то и кто-то нас ждет.

Или, ядом насытивши душу,
Я забудусь спасительным сном.
И уже ничего не разрушу,
Ни тогда, ни сейчас, ни потом. 

Вино и женщины в саду —
Счастливых дней моих предание.
Мой слух с тех пор в любом лесу
Ласкает нежности дыхание. 

И тел изящных сладкий вкус
Сквозь тьму времен приносит ветер,
И аромат той бури чувств —
Нет во вселенной лучше песен!

И чаши полные вина,
Восторг счастливого сознания —
Все это вечно помню я,
В любви века — не расстояния.

Пусть Коло крутит карусель,
А я в любом конце вселенной
В заветный сад открою дверь
Ключом любви своей безмерной. 

Пусть нежность плещет через край,
Питая чувства.
Закон небес: что взял — отдай!
Любви искусство. 

Пусть разрываются сердца
И нервы рвутся.
Быть от начала до конца —
Уйдя, вернуться.

Пусть, в ласках утонув, тела
Навек сольются.
И, улыбнувшись, небеса
Дождем прольются. 

Пусть, влагой жажду утолив,
Тела очнутся.
И вновь, пока хватает сил,
В любви сольются. 

Пусть верный человек,
Что встретит на пути,
Увидев в душах  свет,
Позволит им уйти.

Пусть нужные ключи
Окажутся в руках —
Рожденные в любви
Всегда в ее лучах. 

Пусть тайные врата
Отыщутся в ночи —
Запретная черта
Сгорит в огне свечи.

Пусть каждому и всем
Откроется судьба —
Не замечает стен
Красивая мечта. 

Пусть вездесущий дух
Воспримет вечность вмиг,
Не напрягая слух,
Вселенной слыша крик. 

Пусть всем нальют вина,
Чтоб жажду утолить.
За этот мир до дна!
И дальше будем жить. 

Предвосхитив вселенскую тоску
По выбравшему чашу с ядом богу,
Волшебный камень брошу в пустоту,
Так скатертью я расстелю дорогу.

Пусть бог уходит огненным мостом
Во тьму времён, в бескрайнее пространство.
Когда уйдет, закрою мост крестом,
Чтоб помнилось богов непостоянство. 

И станет крест священным алтарём,
Им станут королей венчать на царство,
И души осенять перед концом,
Мостом их направляя в божье царство. 

Путь в бесконечность всем необходим,
Мостить его души своей камнями
Назначен я решением высших сил —
Не могут они сделать это сами.

Ключи от неба в сердце я храню,
А в памяти — дорог небесных карта.
Вселенную до края я люблю,
Ее я сотворил из мысли кванта. 

Как океан рекой не может течь,
В себя вбирая все моря и реки,
Вселенная должна себя терпеть —
Она вбирает все в себя навеки. 

Сотворили из таинства шоу,
Это правильно, незачем лгать.
Заменяет жреца пусть клоун —
Святость больше не благодать. 

Видишь, там, ко скале прикованный,
Изумленный титан Прометей?
Его пламенем мир основанный
Погрузился во тьму страстей.
И орел, подавившись печенью,
От увиденного погиб.
Не снести обесчеловеченье
Тем, кто вечным огнем горит.
И, презрев все каноны мудрости,
Надругавшись над красотой,
Сам себе создавая трудности,
Мир насытился суетой. 

Перепутались смыслы с формами —
Где начало, а где конец?
Исключения стали нормами —
Волки нынче пасут овец!

И в неведомую создателю
Запредельную пустоту,
Точно следуя указателю,
Покатился мир за черту.
Сам собою не остановится,
Не воспрянет — не хватит сил.
Не спасём его — не отмоемся,
Не укрыться в тени могил. 

Значит, к бою! В какой уж раз?
Прометей нам ковал мечи!
Слышишь колокол? Пробил битвы час!
Окликайся: «ура!» — кричи. 

Жизнь — это не мое!
И выбор не велик:
Целебное питье
Пусть поднесет Старик. 

Приму из рук его
Последних дней глоток.
В ничто из ничего
Переступлю порог. 

И растворит во тьме
Родная чернота
Все, что несла в себе
Души моей звезда. 

И с космосом сольюсь
Навечно, навсегда.
Об этом я молюсь,
Ты слышишь, Пустота?

Благодарю Тебя, Бог Грозы и Бури,
Блещешь во славе Ты и величии.
Светом окутан Ты словно ризами,
И бесконечен в Своем безличии.

Жизнь сотворя пустоту наполнил Ты
Духом Своим, отделив небеса от вод.
Звездный шатер простер над твердью Ты,
Бурей пронесся, будя времен восход.

На небесах и в пучине темных вод
Выстроил Свой золотой чертог.
Тучи и облака, Твой хоровод,
Пляшут во славу Тебе под гимн ветров.

Бездну на свет и тьму Ты разделил,
Дав миру день и ночь, и смерть и жизнь.
Духов стихий создал и научил,
Принципы охранять, Тебе служить.

Чтобы вовек Земля, по вселенной мчась,
С курса не сорвалась, Ты дал Закон.
Этот Закон враги нарушить тщась,
Силятся захватить священный трон.

Карой небес тогда летит огонь,
Молнии их разят, пугает гром.
Грянет по всей земле тоскливый вой,
И побежит во мгле безумных сонм.

Разума их лишит грозы удар,
Память испепелит, оставив слух.
Все о себе забыть для душ – кошмар,
В вечность они уйдут дорогой мук.

Ты сотворил рубеж для душ врагов,
Переступить его не хватит сил.
И на границе стал караул суров,
Грозных бойцов всему Ты обучил.

Ты Чернотой Небес запеленал
Землю, страну чудес, наш отчий дом.
Горы возвел, нарезал устья рек,
Землю назначил ты мостом миров.

Жизни источник дал земной воде,
И запустил ее круговорот.
В воздухе в теле и в прозрачном льде,
Жизни вода другой виток плетет.

Звери и птицы славят все с людьми:
Песнями жизни в вечность струится звук.
Всем им напиться в радость живой воды,
Помнят, что все это дело рук Твоих.

Определил Луну на ход времен,
Солнце возжег сиять для счета дней.
Строго следишь за верным тоном знамен,
Чтоб отличать врагов от гостей своих.

Дар Твой бесценен, как бесценна жизнь.
Мир этот – чудо, он полон твоих чудес.
Все это суть и свойство Твоей любви.
Благословен да будет всего Творец!

Душ круговерть послушна воле Твоей,
Смерть и рожденье – две жизни стороны.
Не отделяешь нищих от королей,
Перед Тобою все они равны.

И потому, не кичась, как в дом родной,
Ходят на Капище или в Храм,
Чтобы улыбкой, словом и слезой
Лить Тебе на душу их молитв бальзам.

Псалом 17. Благодарственная Песнь царя Давида за избавление от врагов.

Возлюблю Тебя,
Повелитель Грозы и Бури!
Ты — крепость моя!
Не помянут да будешь всуе.

Основа основ,
На Тебя уповаю.
Ты — щит от врагов,
Луч Света, я знаю!

Объяли меня
Смертные муки,
Устрашили меня
Беззакония руки.

Вражьи цепи
Меня сковали,
Смертные сети
Запеленали.

В страданьях своих
Воззвал я к Богу.
Долетел мой крик
К Небес порогу.

В Доме Своем
Услышал Он
Голос Мой –
Колокольный звон.

Затряслась земля
Вздохнули горы.
Осерчал скорбя
Повелитель Грозы.

Задымилась Гора –
Кусочек рая.
Недра дали огня –
Земля живая.

Горячие угли
Будто стрелы.
Воздух наполнил
Запах серы.

Склонил Бог Бури
Свод Неба.
Нахмурил брови,
Сжалась бездна.

Симаргла кликнул,
Таков обычай.
Крылатый рыкнул,
Таков был свычай.

С крылатым другом
По воле ветра
Широким кругом
В короне света

С Небес спустился
Повелитель Грозы и Бури.
Окоем раскрылся,
Плеснув океан лазури.

Грозовой тучей
Окутав мира плечи,
Рукой могучей
Он мечет молний свечи.

Раскаты грома
Все очищают звуком.
Зло, вон из дома!
Победа сильных духом!

И вод потоки,
Смывают пепел битвы.
Молчат пророки,
Не время для молитвы.

Простер Бог руки
И спас из вод пучины.
Его ладони –
Защита от кручины.

Врагов рассеял,
Избавил от напастей.
Беду развеял,
Вернув на землю счастье.

Воздал по Правде,
Награду честно выдав,
В Небесном Граде
На камне выбив Имя.

Всем, кто был верен,
И чтил Его законы,
Воздал по вере,
Дав камни на короны.

Лукавым – перья,
Как у самцов павлиньих.
Строптивым – зелья,
Для укрощенья сильных.

Разумным – светоч,
Чтобы другим светили.
А мудрым – вечность,
Поскольку заслужили.

Надменным – кротость,
Дабы скромнее были.
Бесстрашным – робость,
Чтоб больше жизнь ценили.

Ученым – книгу,
Чтоб знанья чашей пили.
А мне – дорогу,
Чтоб ждали и любили.

Гитарам – струны,
Чтоб славить Имя Бога.
Гадалкам – руны,
Ключи ко всем дорогам.

И в вечной Славе,
Вернулся в дом на Небо.
На звездной Краде
Принесена Им треба.

С тех пор ответом
Палим костры ночные,
Чтоб нежным ветром
Неслись мечты земные

К далеким звездам,
И прямо в уши Богу.
Красивым грезам
Дает огонь дорогу!

Брошенный дом, остывший очаг,
Что-то со мною стало не так.
Холод ночной, полуденный зной,
Куда ни пойду, всюду со мной.

Мой друг не узнает меня ни как,
Не признаёт вероломный враг.
Город прекрасный порос травой,
Там, где приют был последний мой.

Время водою течёт в песок,
Скоро назначенный выйдет срок.
Всё приберут к липким рукам
Воры, убийцы и прочий хлам.

На погребальный не взять костёр
Жадно накопленный жизнью сор.
Дух и душа будут в вечном сне,
Тело пускай же сгорит в огне.

А ты не думай о плохом,
Мы все когда-нибудь уйдем.
Листай страницы не спеша
И пусть поёт твоя душа.

А в последнюю ночь, по глубокому снегу
Уйдем мы с тобой к долго ждущему деду.
Он ждет терпеливо, по важному делу.
Эх, можно бы было лететь нам по небу.

Но небо закрыто, там нету нам ходу.

Там враг караулит, устроил охоту.

Напуган он страшно, он дует на воду.

Он рубит под корень людскую породу.

В безумстве бессильном он рыщет по миру,

Все ищет и ищет пустую могилу.

Все рвет он и мечет, да нету в том проку,

Не знает он, верить какому пророку.

А мы, не спеша, по туманному следу,

Отправимся в путь к долго ждущему деду.

Отыщем мы, в чаще пустую дорогу,

Доверим себя пилигримскому Богу.

Вселенная полна чудесных мест,
В ней звезды, астероиды, кометы. 
В ней дыры черные глотают звездный свет,
Живые в ней и мертвые планеты. 

И есть среди всей этой красоты,
Загадочно-манящее пространство —
Бельмом зияет поле пустоты,
Неведомое телескопам царство. 

Там Ничего, там полное Ничто. 
Ни отражения, ни поглощения света. 
Быть может это в мир иной окно?
Но на вопрос оттуда нет ответа. 

А может там колодец наших грез?
Он пуст, поскольку, кто теперь мечтает?
Или оттуда кто-нибудь придет,
Тот, кто про всех и обо всём на свете знает?

И он расскажет и научит и спасет. 
И мы всезнанием насытим спящий разум. 
Что нас за краем этой бездны ждет?
Что ум не дозволяет видеть глазу?

Я верю — знаю и в душе храню
Ту тайну пустоты пространства,
Что держит мир у бездны на краю
И не дает ни выбора, ни шанса. 

Все приходит к тому, кто умеет ждать.
Ох и трудно учиться, себе не лгать.
Говорил я так, собираясь в путь.
И не понял сразу, фразы суть.

А дорога дороге большая рознь.
Перекрестки, обочины, страх и боль.
Грязь и мерзости и любовь.
И, бывает, ручьями в канавы кровь.

Кто не хаживал, вряд ли меня поймет.
Как нежданно в душу весь мир плюет.
Как срывается в пропасть, презревши страх,
Молодой солдатик, не крикнув ах.

Доля странника – это большая честь,
Сколько подвигов можно свершить, не счесть.
Только подвиг подвигу большая рознь,
От героя до сволочи путь в ладонь.

В час, когда просыпаются боги,
Исчезают границы миров. 
Бесконечные судеб дороги
Открываются всем, кто готов. 

Раз за разом труднее проснуться,
Не избавиться просто от сна. 
Там во сне так легко обмануться —
Там иначе все видят глаза. 

И богам начинает казаться,
Что во сне их реальная жизнь. 
Все сложнее в себе разобраться—
Истончатся истины нить. 

Зыбко все и внутри и снаружи,
Не распутать богам узелок. 
И блуждают их вечные души
Лабиринтами собственных снов. 

В этом мире легко можно все потерять.
Есть у каждого шанс все снова начать.
Только чистых листов не хватает на всех
И писать где придется, нам будет не грех.

Мы не можем стереть все, что было до нас.
Это главный урок из запутанных фраз.
Только что в этих буквах, их звуки мертвы.
А мы устали от шума, мы ждем тишины.

Мы забыли язык, на котором поем.
Мы не помним то время, в котором живем.
Кто-то там за спиной отмеряет часы,
А мы смотрим как в детстве счастливые сны.

Мы хотели все знать, но закрыли глаза.
Почему в ясный день начиналась гроза?
Почему к терпеливым приходит успех,
Почему не хватает терпенья на всех?

Мы хотели уплыть, но не знали куда.
Мы хотели молиться, забыли слова.
Кто-то там, наверху нежно смотрит на нас,
Ждет, когда мы исполним последний приказ.

Мы желали жить в радости, горя не знать.
Нам хотелось любить, не хотелось страдать.
Но записан до нас всей истории ход,
Нет надежды у нас на счастливый исход.

Дверь заперта,
Стучи не стучи.
И тишина,
Кричи не кричи.

Выхода нет.
Стоит искать?
Тьме нужен свет,
Нам ли не знать?

Скроен слепцом
Наспех наш мир
Наперекор
Планам моим.

Каждую ночь
В дальний поход,
В бой за любовь
Долг нас зовет.

Слышавшим клич —
Веру в успех.
Бога из притч
Каждой душе.

Древние города сквозь пелену времен
Смотрят в мои глаза лицами бывших жен.
Память моя пуста, лиц я не узнаю.
Что вам мои глаза? Все вы давно в Раю.

Стоит ли сниться мне, прошлое бередить?
Нужен ли свет в окне тем, кому скучно жить?
Древние города сквозь пелену времен
Смотрят в мои глаза те, в кого был влюблен.

Время не станет ждать, я собираюсь в путь.
Жизнью нельзя играть, так пропускаешь суть.
Древние города, где вы теперь?
Как мне войти туда без потерь?

Доволен я, но хочется еще!
Мне ласк твоих вовеки будет мало.
Сорву с тебя прелестное белье,
Сплетая поцелуев покрывало.

Исследую одним касанием рук
Изгибы восхитительного тела.
И, шепотом любовным нежа слух,
Дойдем с тобой до крайнего предела.

Вселенная, даруя нам восторг,
Потешит счастьем вечный мира разум.
Полнее станет радости поток,
И мир в сто крат приятней будет глазу.

Дотянуться рукой до туч,
Это просто, я научусь.
Нужно только сорвать сургуч
С сундука сокровенных чувств.

И, почувствовав всей душой
Близость неба над головой,
Туч коснуться своей рукой,
Сердцем бездны приняв покой.

Дотянуться, не воспарив,
Чудо запросто сотворив.
Ветер будет со мной игрив,
Сладких мыслей моих испив.

Дотянувшись до туч рукой,
Став от радости сам не свой,
В космос я потеку рекой.
Если хочешь, давай со мной.

Если хочешь, я покажу
Все мечты твои наяву.
Слово тайное подскажу,
Имя вечное назову.

И оковы слетят с души,
Ты познаешь секрет любви.
Если хочешь, лишь да скажи,
Я услышу в любой дали.

Шелест листвы звоном в ушах.
Крыши домов сорви, Ураган!
Ливнем залей глупость в умах,
В море снеси мерзости хлам.

Свистом стихий кликай народ,
Капищ забытых ждут алтари.
Кончился век Правды невзгод,
Лжи паутину ветром сотри.

Храмы чужие – раны земли.
Боги родные радости ждут.
Идолов древних на свет извлеки,
Люди вокруг хоровод заведут.

Станут, как прежде, солнце встречать
На берегах бесконечных рек.
Медом хмельным гостей привечать,
Время для жизни замедлит бег.

Ветер, смети с душ печаль-тоску,
Дай насладиться ночной грозой.
Сами творим мы свою судьбу,
Силу дарует нам голос твой.

Тени побед оживляет гром,
Память по венам разносит кровь.
Молний узор сердцам знаком,
Вытеснит страх к Богам любовь.

Давно, на краю вселенной,
Рождая зарю времен,
Мы дали друг другу клятву,
Вовек не менять имен. 

В залог оставляя имя
На долгие времена,
Идем в этот мир другими —
Такая с судьбой игра.

Но память, копя ошибки,
Не делает нас умней,
Приняв добровольно пытки
Рождений ради смертей.

И тени, что видит каждый,
Пытаясь окликнуть нас,
Пугаются видом важным,
Стараясь исчезнуть с глаз.

Вот так, поглощая вечность,
Забыв, какой дан зарок,
Мы, теша свою беспечность,
Лишь сетуем: мир жесток!

И от того, что приняли. 
Новый чужой закон —
Право не помнить имени,
Мир погрузился в сон.

Имя забывший времени дух
Рыщет по белу свету. 
Я не хочу поминать его вслух,
Только вот выбора нету. 

Имя — и клятва, и к таинству ключ,
Знать его — править миром. 
Я во спасение духа молюсь
Песней — души эликсиром. 

Требы кладу на любви мотив —
Звук оживляет слово!
Сердцу вселенной пою я гимн —
Звезды мой слышат голос. 

Я заклинаю именем дух:
Будь в единении с миром!
Чертит вселенная времени круг —
Вечность становится мигом. 

Как быть,
Если небо мечтой манит,
А ты и на взлет не имеешь сил?

Как быть,
Если тайна твой дух пленит,
А ты будоражишь придонный ил?

Спой гимн судьбе.
Спой гимн мечте.

Как быть,
Если враг в пух и прах разбит,
А ты бесполезно свой меч точил?

Как быть,
Если мир твой в огне горит,
А ты пожалел для него чернил?

Забыть,
От чего на душе свербит,
Что знал, во что верил и что любил?

Застыть На краю — бездна все простит,
Пусть даже вселенную загубил?

И ждать,
Чтобы новый сердечный ритм
Начало начал перезапустил?

Вот так,
Раз запущенный алгоритм,
Рождая не раз все, все сам губил.

Судьба?
Или разум вселенский мстит
За то, что пощады ты не просил?

Зажги Свечи звезд под слова молитв,
Верни себе все, что не долюбил.

Как на дальней да сторонушке,
Да со смерью поиграть,
Вышли ратью в чисто полюшко,
Вышли славы поискать.

Грянул бой жестокий, лютый бой.
Бились насмерть до конца.
Без пощады крепкою рукой
Смерть несли глаза в глаза.

После битвы, кто остался жив,
Собирали прах своих-чужих.
Насыпали холм, трупы уложив,
Разливали мед на помин души.

И мечи, переломив,
Схоронили с мертвыми.
В скорби, головы склонив,
Всем воздали почести.

И над ветром да рекой
Клятву дали на века.
Поклялись своей судьбой
Не искать в себе врага.

И пусть ветер
Да река
Примут пепел
Навсегда.

Как над полем да над лесом
Ветер тучами играл.
Бог грозы любимой жрице
Письма-молнии писал.

Как над морем-океаном
Разгонялся ураган.
Бог грозы любимой жрице
Нежность волн гнал к берегам.

Как в дали, где звезд несметно,
Наливался силой шквал.
Бог грозы любимой жрице
Суть вселенной раскрывал.

Так и вы своим любимым,
Распаляя пламя чувств,
Шлите нежность урагана,
Шквалом прогоняя грусть.

Летит мечта по небу,
Не пропусти! 
Бросайся к ней с разбегу,
Не дай уйти.

Как будто в раз последний
Всегда живи.
Решил идти, не медли,
Чудес не жди.

К морям стремятся реки,
Таков их путь.
Не изменить вовеки
Природы суть.

И ты не сомневайся,
К мечте иди.
Не трусь и сдавайся,
Вперед смотри.

Эх, ветер, друг-бродяга,
Побудь еще со мной.
Нужна твоя отвага
Чтобы играть с грозой.

Стань для меня примером
Готовности на все,
Волшебным оберегом,
С которым повезет.

Расставлены вдоль тайных троп капканы —
Ловушки времени их исстари зовут.
Силки желаний — чистых душ обманы,
Причины войн, предательства и смут.
 
Нечистым духом разум опьяненный,
В надежде выиграть у вечности часы,
У алтаря коленопреклоненный
У неба просит лишний день взаймы.
 
И длится день, не наступает полночь,
Часы на башне замерли, молчат.
Все в мире ждёт, когда придут на помощь
Те, для кого всегда горит свеча.
 
Да, путь их долог, нелегко вернуться
К родным, но оскверненным алтарям.
Но путы сна когда-нибудь порвутся —
Вернутся боги, новый мир кроя.

Луч Света птицей на плечо 
С Небес заоблачных спустился.
Его поставил ты свечой
В наш храм земной и мрак сгустился.

Набрав пригоршню черноты
В ней растворил мечты томление.
Добавил каплю красоты,
И воплотилось вдохновение.

Ты ветру душу силы дал
И закружились ураганы.
Любовь вселенскую собрал,
Наполнив ею океаны.

Так было, будет или есть?
Так быть должно, да так и будет!
Несет от звёзд благую весть
Луч Света, повелитель судеб.

Солнечный ветер бьет в лицо.
Звезды построились в кольцо.

Соитие — земное волшебство,
Не всякому дается это знание.
Познать самой природы естество,
Для душ бессмертных — высшее призвание.

Как со-идти, и телом и душой
Сливаясь, словно реки, воедино.
При этом оставаться как собой,
Когда сознание сделалось едино.

Как волны страсти в океане чувств
Соединить, достигнув апогея.
Как знать и верить, отгоняя грусть,
И ждать, от предвкушения пьянея.

Соитие — земное волшебство,
Познай его и небо улыбнется.
Одно есть во вселенной божество — Любовь!
Так оно исстари зовется.

В небе остались мертвые звезды,
Черные дыры устроили пир.
Кончилось время, растаяли грёзы,
Тьмой поглощен осязаемый мир.

Нет ничего, даже отблеска мысли,
Мраком укрыты вселенной концы.
Даже следа не осталось от истин,
Зря их искали для нас мудрецы.

Где ты, всемирная вечная память?
Прахом осыпалась ткань бытия.
Как мы смогли ничего не оставить
После себя, после себя?

Нет горизонта, и некому видеть,
Не на что, не зачем больше смотреть.
Мы никого не хотели обидеть,
И умудрились вечность стереть.

Не сохранили ни лучика света,
Не сберегли ни капельки тьмы.
Больше никто не дождется рассвета,
Больше никто не познает любви.

Мы искали сакральные смыслы,
Все находки рассыпались в прах.
Мы ценили глубокие мысли,
Но на деле все вышло не так.

Мы боролись с чужими врагами,
И сходили от скуки с ума.
Наслаждались пустыми стихами,
И в тоске умирала душа.

Мы купались в свободе фальшивой,
И тонули, не помня себя.
Нам казалось, мы жили красиво,
Только сердце просило огня.

И, дойдя до назначенной точки,
Преступив без сомнений черту,
Мы порвали себя на кусочки,
Бросив судьбы свои в пустоту.

Но нельзя умереть, не родившись,
За чертой не кончается мир.
Мы вернемся, безумия напившись,
И устроим чудовищный пир.

Будет вздыблена скучная бездна,
Наизнанку мы вывернем мир.
Звезды в страхе на вечно померкнут,
И сожмется до точки эфир.

И мгновением великого взрыва
Время новый положит отсчет.
И промолвив: — как это красиво!
Новым именем мир наречет.

Bm. F#m
На горячем песке
A. Em Запекается кровь.
Пыль на мертвой щеке,
Перекошена бровь.

G. Кони прочь унеслись, D. A
Потеряв седоков.
Мы тут славно дрались, Em. F#m
Умирали легко. G. D.

Эй. Дай A. Em Дада.
Да Быстро кончился бой,
Не успели устать.
Все казалось игрой,
Так хотелось летать.

И над полем теперь
Души мертвых кружат.
Собирает их смерть
На последний парад.

Мириады песчинок
Поднимутся вмиг,
Погребут без поминок
Итоги интриг.

И герои и трусы
По воле судьбы
Бросят мертвые души
Свои на весы.

И попросят судью
Честно вымерить суть.
И назначит ничью
Справедливейший суд.

Ночь, город полон огней,
На душе пустота.
Прочь, обессмысленных дней Суета.

Ветер безумный метет
С мостовых
Пепел кострами прочитанных Книг.

Души выходят
Из тел.
Где тот, кто выжить Велел?

Души потерянно в небе Парят.
В душах пылает
Памяти яд.

Там, между тусклых
Огней,
Ветер мечтает
О ней.

Нити судеб в кружево событий
Вяжет жребий случая крючком.
Вяжет крепко, просто так не выйти,
Разве только помечтать тайком. 

Представлять себе, прикрывши веки,
Как меняешь жизни мерный ход.
Формируешь, развернув все реки,
Новый не предсказанный исход.

И как, спутав карты для гаданий,
Выбираешь незнакомый путь.
Жизнь не уравнение желаний,
Удается иногда рискнуть.

И тогда, как результаты риска,
Узелки на ткани бытия
Мы завяжем, вычеркнув из списка
Книги судеб наши имена.

И по-настоящему свободны
Станем вдруг, но знаешь, дело в чем,
Все мечты становятся бесплодны,
Если не мечтаешь их вдвоем.

Уже рассвет распахивает небо,
И растворяется в лучах зари туман. 
И ты ночной еще сочишься негой,
А я всего лишь — страсти океан. 

Я направляю нежности тайфуны,
Чтоб ластились котятами к тебе. 
Заполнить лаской все твои лагуны
Повелеваю штормовой волне. 

Неугомонные своей любви порывы
Бросаю ураганами к ногам,
Они — неумолимые призывы —
С пути сманили целый океан. 

От мира снов до нашего — мгновенье.
Такое расстояние пройти
Душа способна, но забыть виденье
Легко за этот краткий миг пути.

И, растревожив разум сновидением,
Калачиком свернувшись снова спит.
Ум на неё взирает с осуждением,
Она забыла — он теперь грустит.

Ему бы тоже с ней в полет хотелось,
Оставить хлопоты, расчёты, реализм.
Но долг исполнить — в этом его смелость,
Нельзя ему нарушить дуализм.

Тайными тропами двое влюблённых
От очага к очагу
Шли, поднимая на бой обреченных,
Все отменяя табу.

В храмах забытых будили любовью
Древних богов алтари:
«Жертвы приносят не болью и кровью,
Если желают спасти.

Войны, венчая триумфом победы,
Миром кончать мы должны.
Ведь изначально такие обеты
Были друг другу даны.»

Hm. F#m. A
Блики воспоминаний, Hm. F#m. Em
Памяти глубина.
Слепки переживаний,
Прошлого тишина.

Запахами событий,
Музыкой тех времен
Сквозь череду открытий
Я навсегда пленен.

Каждою клеткой тела
Чувствуя частоту,
Сердцем из запредела
Мысли ловлю волну.

Преображаясь бездной,
Времени океан
Все уголки вселенной
Бросил к моим ногам.

И бесконечным счастьем
Полон я до краев.
Сам я себе подвластен!
Так мне душа поет.

G. D Памяти пламя
Em. A Греет живым сердца.
Памяти пламя —
Образы и слова.

Пара ударов сердца
В тысячу лет.
Где на свободу дверца,
Где горний свет?

Можно ли верить
Нашим красивым снам?
Хочешь проверить?
Выбери способ сам.

Пара ударов сердца
В тысячу лет?
Дар от богов — надежда!
С ней страха нет.

Рыбкой по океану
Плывет душа:
«— Я познаю нирвану,
Тобой дыша!»

Пара ударов сердца
В тысячу лет.
Искра любви — награда,
Суть — горний свет.

Катится время волна за волной,
Мир погружая во мрак с головой.
В сердце остался один уголок,
Вечности в нем на последний глоток.

Верность храня мы выходим на бой,
И никого не зовем за собой.
Время само все решает за нас,
Вечность дает нам последний приказ.

В этой войне не добиться побед,
Права проигрывать ее нет.
Всем нам приказано пленных не брать,
Негде и некому их охранять.

Прячется враг за незримой стеной,
Будь осторожен, следи за собой.
Битва последняя с нами идет,
Враг растерявшихся намертво бьет.

Em. C7
Пусть последние станут первыми, Em. H7
Но героями им не стать.
Ведь герои должны быть верными,
Чтоб за все могли отвечать.

Чтоб за малое и великое,
Как за целое или часть
Шли бы в каждом удобном случае
На костер или к черту в пасть.

И чтоб знали они, и верили,
И хранили в своих сердцах
Все, что люди бы им доверили,
Но за совесть, а не за страх.

И чтоб в чистом порыве искренне,
На Голгофу неся свой крест,
Честно вечной служили истине,
И чтоб каждый из них воскрес.

Вечность, сделав героев первыми,
Древний чутко блюдя закон,
Людям право дает быть скверными.
Но нельзя быть двоим в одном.

Выбор есть, он рождением дарован нам.
Всяк свободен да будет в нем.
Лишь герой за себя не решает сам,
Он героем уже рожден.

Плещется море времени —
Носом держусь к волне. 
Где-то в воображении
Все мы на корабле. 

Я растянусь на палубе,
В небо направлю взгляд. 
Стану искать то малое,
Что небеса хранят. 

Буду искать сокрытое
От посторонних глаз,
Многими позабытое,
Брошенное не раз. 

Веки прикрыв ладонями,
Вслушаюсь в тишину. 
Что-то мы недопоняли,
Сидя на берегу. 

Там у костра под звездами,
Где начинался путь,
Зря увлеклись мы грезами,
Мира меняя суть. 

Зря в океане вечности
Стали топить тоску,
Кистями неизбежности
План рисовать — судьбу. 

Мир нужно строить в радости,
Нежностью наполнять. 
Режет волну мой парусник,
Плещется время вспять. 

По Дороге Процессий, в золотой колеснице
Мы с тобой проплывали по морю цветов.
Солнце ярко светило. Я, как должно царице,
Приколола к прическе пурпурный покров.

Ты со всеми приветлив, улыбчив и весел,
Словно не был грозою враждующих стран.
Доносил ветерок звуки благостных песен,
Так встречали жрецы наш святой караван.

Нам Ворота Иштар отворили с почтеньем,
Мы сошли с колесницы, ступили в цветы.
Я закрыла глаза, наслаждаясь мгновеньем,
Так хотела запомнить триумфа черты.

Зиккурат был украшен Куруша гербами.
Свет лазури струился с изысканных стен.
И наполнилось сердце восторга слезами,
Стало жаль Вавилон, что разрушится в тлен.

Я сказала: «Куруш, сотвори одно чудо.
Дай навечно запомнить сей радостный день.
Чтобы в жизнях грядущих могла насладиться,
Отыскав среди зноя спасения тень».

И ответил правитель великих империй:
«Все, что видим глазами и слышим душой,
Все навечно и всюду останется с нами.
Только вспомнить мы сможем, как станем собой.

Звезды много по небу сведут хороводов,
Бесконечно число комбинаций светил.
Ты запомни одну средь вселенских восходов,
Ту, что я для тебя в честь любви посвятил.

Каждый раз, как придешь на священную землю,
К небу очи ночами свои обращай.
Звезды знаки дают нам своей каруселью,
Ты их сердцем влюбленным неспешно читай.

Ключ от памяти нашей – священное имя,
Без любви его всуе нет смысла шептать.
Только тем, кто влюблен, покоряется время.
А теперь разреши мне тебя заласкать».

Em C. G. D
За холодной стеной времен, C. D. Em
Жил последний земной дракон.
В бесконечной любви рожден,
Охранял опустевший дом.

В детстве он заступил на пост,
Вместо игр — обережный круг:
Прижимал чутким носом хвост,
Как учил его лучший друг.

Дни текли ручейками лет,
Полня вечности океан.
Из тумана чужих легенд
Плыл обещанный караван.

И очнулся от сна дракон,
Разорвал обережный круг.
И наполнился счастьем дом,
Не забыл его лучший друг.

Друг ходил за вселенский край
Коридорами черных дыр.
Он искал там драконий рай,
Меж мирами мостил мосты.

И доставил бесценный дар —
Пару, чтобы продолжить род.
Чтоб лететь, нужно два крыла,
Одному не построить флот.

Так и строился новый мир,
Каждой паре драконов — дом.
В каждом доме кристалл любви,
Чтобы счастье лилось кругом.

D. C. G Стен больше нет,
D. C. Em Время пришло.
Встретим рассвет
Встав на крыло.

Потерялся луч
Среди темных туч,
Для меня его
Отыщи.

Про печаль забудь.
И тоску и грусть
От себя в никуда
Гони.

До скончания дней,
В череде ночей
Пусть да будет в душе
Тепло.

Выходи скорей,
Я открою дверь,
Время выбора
Истекло.

Отыщи мой луч
Среди темных туч,
Истомился он
Без любви.

Пусть вселенная
Вновь закружится,
У тебя понежится
На груди.

Пусть сон, ночное волшебство,
Откроет тайны, буть готова!
Стань чуткой, пестуй мастерство
Прочтения знаков — сути слова.

Живи в неведомых мирах,
Для смелых духом нет пределов.
Твори, сражайся, к черту страх!
Страдать учись, влюбляйся смело.

Нащупай сердцем связи нить,
Что вяжет сон и мир, где тело.
И там ты сможешь изменить,
Что в этой жизни надоело.

Но помни, выход лишь один.
Его найдешь, когда сумеешь,
Пройти иллюзий карантин.
Лишь так ты сердце отогреешь.

Раствориться в ночной тишине,
Окунуться в тягучую тьму —
Каждый вечер так хочется мне. 
Ты мне веришь? Вот так и живу. 

Но закончен спасительный сон —
Буйство красок встречает меня. 
И я думаю — это мой дом,
Улыбается мне вся Земля. 

Наслаждаюсь изяществом форм,
Услаждаю слух пением птиц. 
Восхожу я покорно на трон
В окружении прекрасных цариц. 

Я правитель на этой Земле,
Как же можно покинуть её?
Благодарен счастливой судьбе
За подарок — моё бытиё. 

Последний вздох,
Распятый на кресте Копейщику шепнул:
« — Спасет любовь».
« — Что? Я не понял. Разве это мне?» —
Суровый воин со шрамом поднял бровь.

Растеряна притихшая толпа,
Луч солнца убежал за горизонт.
Вступила в дело полная луна,
И показалось: все, что было – сон.

Копейщик, кровью напитав клинок,
Смущенно посмотрел по сторонам.
Да и побрел, он много знал дорог,
Искать ответ: «- Что нужно Небесам?»

Не мог в последней воле отказать,
Обычай вечен как закон времен.
«- Со слов последних тайны снять печать
И осознать, зачем был Бог казнен!».

Остаток жизни всей скитался воин,
Все области земли прошел насквозь.
И уж решил, что знаний недостоин,
Как вдруг попался на дороге гвоздь.

И завертелась мыслей карусель,
Вселенные, чудесные миры.
Душа запела как Богов свирель,
Он понял суть божественной игры.

За Мир помог он Богу жизнь отдать,
Кровь запеклась укором на копье.
Но в раз другой любовью мир спасать,
Убить ее придется на заре.

Улицы политы свежим дождем,
Их не узнать.
Лишь на секунду остаться вдвоем,
Дай помечтать.

Чувства накроют приливной волной, 
Не расхлебать. 
Сладких мгновений, когда мы с тобой,
Не сосчитать. 

Ты и я, мы по миру идем вдвоем
Верь и знай, мы дорогу свою найдем.

Где этот город, куда мы уйдем?
Не отыскать.
Души влюбленных играют с огнем,
Не совладать.

Жизнь — череда бесконечных дорог,
Не истоптать.
Полная чаша сердечных тревог,
Не расплескать.

Далью манит грозовой горизонт,
Не добежать.
Бьются влюбленных сердца в унисон,
Не разобрать.

Век или миг, сколько длин у волны?
Незачем знать.
Каждый глоток на двоих тишины
Век вспоминать.

Словом можно убить, покалечить, 
Страх и смерть воплотив наяву.
Можно истины лик изувечить,
Чтоб вовек не досталась врагу.

И любовь пробудить можно словом,
Достучавшись до спящих сердец.
Но застряли слова в горле комом,
Замер в шаге от бездны гонец.

Выбор в каждой написанной строчке —
Узаконенный рифмой итог.
Мысль стремится к назначенной точке,
Но решиться не может пророк.

Наслаждаясь последним мгновением,
Упивается смыслов игрой.
Наполняя свой дух вдохновением
Не спешит расправляться с судьбой.

Тобой дышать — не надышаться.
Хочу я всю тебя вдохнуть.
Чтоб навсегда в тебе остаться,
Готов навечно я уснуть.

И видеть прошлого картины,
Живя в твоем чудесном сне.
Изведать памяти глубины,
Горя с тобой в любви огне.

Крепки причин и следствий нити,
Чтобы познать событий суть,
Запустим карусель соитий —
Любовь укажет верный путь.

И соберет Души осколки
Воспламененный страстью Дух.
И впишет в Книгу Судеб строки —
Запустит новой жизни круг.

У Ветра нет дома,
Он вечно в пути.
Раскатами грома
Прошу, погости.

Не слушает ветер
Грозы перезвон,
На всем белом свете
Свободен лишь он.

За ним не угнаться,
Он здесь и нигде.
Легко потеряться
В его пустоте.

Завидуя ветру,
Собою горжусь.
Ведь целому миру
Я ветром кажусь.

Нигде и повсюду
Я вечно в пути.
Я был, есть и буду,
Меня не найти.

Лишь мчась без оглядки
В бескрайнюю даль,
Я в полном порядке.
Себя мне не жаль.

Пусть даже безумен
Бывает полет,
Чтоб ветер не умер,
Он песни поет.

О дальней дороге,
О вечной любви.
В воздушном потоке
Есть все, кроме лжи.

А влюбляясь там сразу женятся
И до смерти пылает страсть.
Даже если все звезды сменятся,

Это место смогу знать.


И работа любая спорится,
Потому что земная власть,

Там на полном доверии строится,

И никто там не хочет красть.



И никто там войной жестокою

На соседей не ходит, нет.

Потому что стеной высокою
Оградили там зло навек.


Там рождаются дети в радости,

Возвращаются так домой.

Получают от мамок сладости,
Со словами: расти большой!


Там и небо такое синее,

Солнце нежное греет всех.

А зимой там деревья в инее,

И на крышах искрится снег.


Там земное разнообразие

Постоянством своим крепко.

Чтоб гармонию ту не сглазили,

Скажем: все это далеко!


Или вовсе такого не было,

Все – фантазии и мечты.

Просто так, что-то вдруг навеяло,

Или вспомнил чужие сны.

Шампанское, дорожки кокаина, 
Скрипач слепой, учительский стриптиз. 
Как скучно мы живем, ни страсти, ни задора. 
Не жизнь, а бестолковый бенефис. 

А хочется игрой воображения
Спасать красавиц и творить миры. 
Так хочется, отбросив все сомнения,
Рукой коснуться трепетной луны. 

Или взорвать себя и, погасив все звезды,
Начать со всей галактикой войну. 
С конца вселенной слать на землю грозы,
Чтоб заблуждений в душах выжечь тьму. 

Но праздник был другим, все чинно, благородно. 
Никто из бунтарей и виду не подал,
Что хочет,  как и я, жить, чувствовать свободно. 
И что жалеет, как бездарно день пропал. 

по следам кары и ики

комментарии к "Последней битве"

Связаться с blackpost