blackpost

дневники акель

Меню

Ведьмин глаз

фэнтези роман из цикла "хроники черной империи"

Продолжение романа "дом для капраса"

автор akel

Акель (снежный барс)
AKEL

Пролог

Богиня, первая из жриц,

Открыла список ведьм из Круга.

И в книгу из пустых страниц

Слова пришли из ниоткуда.

 

И ожил мир в Кругу имен,

Ключи-кристаллы засияли.

Но суждено, в конце времен

Сполна испить из рек печали.

 

К последней битве сбор трубить —

Вот жриц счастливое призванье!

Последних дней сплетая нить,

Творить защиты заклинание.

 

Пусть мира Обережный Круг,

Что из имен, камней и веры,

Укроет кружевом из рук

Наш Мир рассветом новой эры!

 

Сомкнем же строй, сойдемся в Круг,

Исполним данные обеты!

Уж слышен в небе битвы звук,

Вкусим же горький вкус победы!

1. Встреча в “Белочке”

Пробираясь через сугробы, я спешила в бар “Белочка”, расположенный на площади Белорусского вокзала.

— Аня, сегодня обязательно надо увидеться. Сможешь быть через час на Белорусской? — взволнованным тоном спросил Алексей, позвонив на мобильный.

— Да, конечно, — ответила я.

По тону Алексея я поняла, что случилось нечто важное. И, отложив все дела, тут же помчалась в “Белочку”.

Начало зимы выдалось на редкость теплым и бесснежным. А десятого декабря на Москву обрушился сильнейший снежный буран. В считанные часы улицы оказались укрыты пушистым белым покрывалом. Машины увязали в снежной каше, а метель не утихала. И именно в этот день, несмотря на транспортный коллапс, Алексей срочно созвал нас с Никой на совет.  

В баре “Белочка” свободных столиков почти не оставалось. Пиво лилось рекой, аппетитно пахло закусками. Прибежав с мороза, я стряхнула с волос ворох снежинок и окунулась в дурманющую атмосферу тепла и веселья.

Увидев меня, Ника радостно замахала рукой. Вместе с Алексеем они устроились за столиком рядом с барной стойкой.

— Анютик, привет! Как рада тебя видеть, — воскликнула подруга. — На метро с работы добиралась? На дорогах что-то невообразимое твориться.

Стройная, темноволосая Ника казалась мне эталоном небрежной элегантности, характерной для успешных креативных девушек.

— Да, жуткие пробки, весь центр стоит, — согласилась я.

— Снегопад небывалый. Видимо, это Магические Камни разбушевались, — улыбаясь, ответил Алексей. — Сколько мы уже не виделись? Несколько месяцев?

— После поездки во Владимир еще ни разу все вместе не встречались, — уточнила Ника. — Полгода уже прошло.

— Да, точно. Совсем заработался, забыл о времени. Ника, Аня, что у вас новенького?

Алексей, офицер спецслужбы, никогда не рассказывал о себе. Мы с Никой не знали ни его настоящего имени, ни звания, ни подробностей личной жизни. На вид ему было около сорока лет. В зависимости от обстоятельств он мог быть душой компании, ярким, харизматичным и улыбчивым. А мог становиться невзрачным и ничем не примечательным из разряда тех, кого видишь, но не замечаешь.

— Можете меня поздравить, — делилась новостями Ника. — Теперь работаю редактором телепрограмм на популярном новостном канале. По всей стране со съемочной группой разъезжаем. Недавно были в Муроме. Представляете, в Благовещенском соборе увидела очень выразительные изображения наших Магических Камней. Хотите, фотки покажу? Фрески старинные, местами облупились. Только простите за качество снимков, фотографировать в церкве запрещено, снимала тайно. Почти как агент спецслужб. 

— Ты и есть тайный агент Черной империи, — с улыбкой ответил Алексей.

Ника достала планшет и нашла нужные фотографии. 

— Видите, огненного Архангела на фоне церкви? — пояснила она, указывая на изображения. — С одной сторон от него ангел с красным шаром, с другой — с зеленым. Это священные Камни Яспис и Сардис. Про них говорится в Апокалипсисе Иоанна Богослова: «и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий; и Сей Сидящий видом был подобен камню яспису и сардису; и радуга вокруг престола, видом подобная смарагду» (Откр 4: 2-3).  Эти же Камни в руках Архангелов на северных и южных вратах. Видите, справа и слева от царских врат?

Фото из Благовещенского храма города Мурома

Мы внимательно рассматривали “шарики”, которые держали в руках ангелы. Действительно, они казались похожими на драгоценные камни. Приятно удивило, что иконописец тщательно изобразил лица Камнем! Знал ли он, что каждый Священный Камень — это живое существо, личность со своим именем и особым характером?

 

— Яспис и Сардис их имена? — спросила я.

 

— Принято считать, что Сардисами называли рубины. А по поводу Ясписа у исследователей нет единого мнения. Судя по цвету, это изумруд. Но я тоже думаю, что Яспис и Сардис — это имена. И фонетически они созвучны Иисусу и Христу. Или в языческой традиции — Ике и Каре.

 

— Все сходится, — подтвердила я. — Ведь рубин — это Магический Камень Кары, а изумруд — Ики. И почему же я раньше не замечала изображения этих Камней в церквях?

 

— И я тоже никогда не обращала на них внимания, — согласилась со мной Ника. —  Вероятно потому, что сейчас их рисуют бесцветными, в виде прозрачной сферы. В жизни не догадаешься, что это рубин с изумрудом.

 

— Думаешь, Камни рисуют бесцветными, чтобы никто не догадался? — спросила я.

 

— Как вариант. Или это означает, что Магических Камней в руках у Архангелов сейчас нет. Потеряли их. Только след и остался, пустое место, — с грустью ответила Ника.

 

— Не расстраивайтесь, девочки. Никуда Камни не потерялись, — поспешил успокоить нас Алексей. — Не зря же мы работаем. Нашли их, сохранили. Кстати, Ника, ты упомянула про Смарагд, которому подобна радуга вокруг престола. Это тоже Камень?

 

— Не знаю пока, — задумчиво ответила Ника. — Но Смарагд сильно напоминает имя языческого Бога Симаргла. Его еще звали Симурв. Его часто изображают в виде крылатого волка. Красивый образ, романтичный. А еще мне удалось сфотографировать фреску “Успение девы Марии”. Видите, Богородица умирает, а вокруг ее ложа стоят апостолы и сам Иисус. А что лежит в чаше на переднем плане картины? Красные и сияют!

Ведьмин Глаз

— Это Магические Камни, — восхищенно проговорила я. — Даже не сомневаюсь. От них исходят лучи, как от солнца. И расположены на самом видном месте, чтобы каждый обратил внимание. Чаша на подставке стоит, как реликвия. Неужели, в ней Сардис? Почему же в других церквях Камни не изображают?

— Чтобы люди лишние вопросы люди не задавали, — предположил Алексей. — Теперь информация о Камнях перешла в разряд закрытой. Это правильно, я считаю. Зачем обычному человеку ломать голову над этой тайной? Пусть с кристаллами разбираются Хранители и Антихранители.

— Да, а также Боги и Рыцари Камней, — дополнила Ника. — Алексей, ведь ты не просто так нас сегодня собрал? Рассказывай, что случилось? Нужна наша помощь с Камнями?

— Да, нужна. И мы хотим пригласить вас в одно увлекательное путешествие. Девочки, только хорошенько подумайте, ведь это очень опасно. Помните, в прошлый раз чуть жизни не лишились. Хотите снова рискнуть?

 

В знак согласия, Ника радостно захлопала в ладоши. А я ответила как Булгаковская Маргарита на приглашение Азазелло посетить Бал сатаны:

— И там я смогу узнать о Нем?

— Ты про Кару? Ну, скажем, да, — многообещающе улыбнувшись, ответил Алексей.

— Тогда я тоже еду. Когда выезжаем?

— Чем раньше, тем лучше. Завтра, думаю. Кстати, у вас есть загранпаспорта? Надо визы оформить.

— Мы едем в Европу? — предположила Ника.

— Да. И будем разыскивать Магический Камень, который потерял Гитлер. Заинтриговал я вас?

 

Но слова Алексея о Гитлере я уже не слышала. Обещание, что скоро узнаю о Каре, вскружило голову. Уже почти месяц от возлюбленного не было никаких известий. Он не звонил, не писал и не появлялся в соцсетях.

Сначала я обижалась, думая, что он меня разлюбил и бросил. Потом начала волноваться, что с ним произошло что-то ужасное. Но наш общий друг генерал Дмитрий заверил, что Кара жив и пребывает в добром здравии. Просто ему пришлось ненадолго уехать в командировку, потому и не пишет. Тогда я успокоилась, но словно впала в анабиоз. Жизнь без возлюбленного казалась пресной и бессмысленной. Дни, похожие один на другой, тянулись невыносимо долго. Сознание опутала липкая паутина тоски. Радость ушла из жизни. Лишь надежда на скорую встречу поддерживала во мне желание жить.  

— Кара поедет с нами? — допытывалась я. — А Ика?

— Скоро сами все увидите, подождите немного. Маруся тоже будет с нами. Встретимся с ней уже на месте. И Сноуден примет участие. Но виртуально, как в прошлый раз. Он нам тогда хорошо помог.

Мы стали наперебой вспоминать особо захватывающие моменты нашей поездки во Владимир. Мне хотелось улучить момент и расспросить Нику, как сложились их отношения с Икой. Кара намекал, что между ними вспыхнул яркий роман.

2. Обережный Круг

Придя домой после встречи с Никой и Алексеем, я первым делом включила ноутбук и проверила, не пришла ли весточка от Кары. Увы, почтовый ящик оказался пуст. Печально вздохнув, я собралась спать.

Кара нередко покидал Москву, я уже привыкла к его отъездам. Но он всегда находил способ прислать мне хотя бы пару слов. Поэтому затянувшееся молчание меня очень тревожило.

Кара занимался ремонтом и настройкой Обережного Круга Земли — это система защиты нашей планеты от космической угрозы. Многомерная энергетическая конструкция пронзает земные недра и стрелами уходит в небо. Ее создал Великий Криэйтор при сотворении Земли. Миллионы лет она защищала нашу планету от инопланетных врагов и смертельных излучений, а также гармонизировала жизнь на Земле.

Магические Камни — важнейшие элементы этой системы. Кристаллы управляют энергетическими потоками, питают их. Они связывают все формы жизни, существующие на Земле.

Люди не единственные мыслящие обитатели нашей планеты. Мы не замечаем своих соседей, не понимаем их язык и потому считаем себя полноправными хозяевами Земли.

Но не всегда люди были так неразумны. Во времена Золотого века на Земле царили мир и взаимопонимание. Обережный Круг работал в полную силу. Сам Великий Криэйтор присматривал за порядком на планете и нередко лично являлся людям во время праздников. Они ласково называли его Карой и тешили веселыми представлениями.

Но Обережный Круг требует постоянного внимания, технического обслуживания. Его нужно корректировать, перенастраивать, заменять Магические Камни, вышедшие из строя. Ведь космос живой, изменчивый. Вселенная стремительно расширяется, появляются новые звезды и черные дыры. А значит, система защиты Земли требует обновления.

Время от времени Хранители заменяют Камни. Одни отправляют на отдых, другие заряжают своей энергией или меняют местами. Энергетические потоки пускают по новым маршрутам, регулируют подземную и атмосферную активность. Руководил Хранителями сам Великий Криэйтор.

Во время одной из плановых перенастроек, Кара собрал Камни в свой ларец, чтобы зарядить божественной энергией, на их место разложить другие. На это требовалось какое-то время. А пока происходили перестановки, Обережный Круг работал в аварийном режиме и в защите Земли образовались бреши. Ими и воспользовались вероломные враги.

Врагами их тогда никто не считал. Называли беженцами, несчастными космическими скитальцами, лишившимися собственной планеты во время войны.

В земных условиях беженцы не могли плодиться, как дома. И поэтому им позволили вступать в браки с людьми, заводить совместное потомство. Так на Земле появилась новая раса. Чтобы инопланетное вмешательство в генетический код не представляло угрозы для человечества, боги приютили на Земле лишь небольшую часть беженцев, сколько могли разместить без ущерба для местных жителей.

Но беженцам не нравилось жить на положении гостей. Они хотели стать правителями Земли. Планировали поселить здесь остальных скитальцев и изменить земной климат, сделав его более комфортным для себя. Людям же отводилась лишь жалкая роль рабов.

Для захвата Земли беженцы воспользовались моментом, когда Кара собрал Магические Камни. Схему Обережного Круга никто не скрывал. Камни почитались священными и открыто хранились в Храмах.

Когда враги узнали про временные бреши, со всей Вселенной созвали свой скитающийся народ. Несмотря на запрет Великого Криэйтора, их корабли прибывали и прибывали. В это время беженцы, которые уже обжились на Земле, стали уничтожать Магические Камни, разрушая работающие части Обережного Круга.

Кара собрал войска для защиты Земли. Но восстановить Обережный Круг уже не удалось. Золотой век Земли безвозвратно канул в Лету.

Война с захватчиками длится и поныне. Большая часть беженцев смешалась с людьми. Внешне их теперь не различишь. Инопланетяне лишились своих отличительных качеств и памяти о родной планете. Они живут на Земле, не подозревая, что когда-то прибыли на нее с погибшей планеты.

Но инопланетная элита не смешивалась с местным населением и сохранила изначальные черты. Они могут управлять мыслями людей, общаются с помощью телепатии. В отличии от коренных землян, они сохранили контакты с другими формами жизни, существующими на Земле, общаются с Магическими Камнями.

Война за Землю идет с переменным успехом уже много тысячелетий. Пока никто не может взять верх. Победителя определит только Последняя Битва. Если ее выиграют инопланетяне, землянам грозит почти полное уничтожение. Лишь малую часть местного населения оставят в живых для рабского труда. И сама Земля уже не будет прежней. Победители изменят климат и состав атмосферы. Выжить на ней людям будет непросто.

К Последней Битве земляне пока не готовы, поэтому пытаются отсрочить ее, чтобы восстановить Обережный Круг и увеличить свои шансы на победу. Захватчики изо всех сил стремятся помешать нам.

Удивительно ли, что зная все это, я так сильно переживала из-за исчезновения Кары? Ведь война за Землю была смыслом его жизни.

3. Пергамский алтарь

Утром 18 декабря, через неделю после встречи в “Белочке”, мы с Никой и Алексеем вылетели в Берлин. Город встретил нас неприветливым пасмурным небом и нудным осенним дождем. Взяв в аэропорту на прокат черную Шевроле Каптиву, мы направились в центр города.

Программа нашего путешествия оставалась для меня загадкой. Я спросила Алексея, по каким городам нам предстоит проехать и что сделать, но он вежливо уклонился от ответа. Нетрудно было догадаться, что дальнейшие расспросы обречены на провал.

Также я не могла понять, взяли ли мы из Москвы Магические кристаллы? Во время полета на самолете пыталась почувствовать их рядом с собой, но ничего не получалось. Может, Камни прибудут в Берлин другим способом? Или они уже на месте? Или в этот раз нам предстоит обойтись без них?

Полгода назад Камни выбрали меня своей Хранительницей. Кара сказал, это призвание передалось мне из прошлых жизней. Я — потомок самых первых Хранителей Обережного Круга. Камни узнают нас по генетическому коду и дают о себе знать в сновидениях и видениях наяву.

Я пока не очень уверенно чувствовала себя в роли Хранительницы. Не всегда находила контакт с Камнями, не могла понять их речи. Для меня было загадкой, как работает Обережный Круг и что полезного я могу сделать для него.

Знала, что Магические Камни время от времени выключаются из системы. Это было сделано специально Великим Криэйтором, чтобы исключить перегрузки. А чтобы активировать уснувший Камень, нужен его бодрствующий собрат. Камни следует поднести друг к другу как можно ближе, хотя бы на несколько метров, и тогда произойдет контакт. Совершить это могут только Хранители — для обычных людей энергия Камня смертельно опасна.

— Ну что, девочки, начинаем культурную программу, — объявил Алексей, когда мы добрались до центра Берлина. — Предлагаю сразу же посетить музей. Не будем затягивать.

—  Как здорово, — обрадовалась я. — А в какой музей мы сейчас пойдем?

— В Пергамон музеум. Посмотрим на знаменитые врата Иштар из древнего Вавилона. Те самые, покрытые голубой лазурью и с барельефами львов. Слышали про них?

— Еще бы. Со школы мечтаю на них посмотреть! — обрадовалась Ника.

Пергамон музеум располагался в центре Берлина на Музейном острове. Припарковав нашу Каптиву на многоярусном паркинге рядом с Александрплац, мы пошли к музею пешком.

Дождь почти прекратился, а ветер заметно усилился. Сильные порывы чуть не сбивали с ног и бесцеремонно пробирались под одежду. Зябко кутаясь в шарф, я с интересом осматривалась по сторонам.

Мимо почти беззвучно проносились трамваи, в глазах рябило от вездесущих велосипедистов. Красочные рождественские украшения придавали улицам оттенок сказочности. Аромат жареных колбасок смешивался с брутальными интонациями немецкой речи, усиливая ощущение нереальности происходящего.

Еще сегодня утром я проснулась дома, в укутанной снегом Москве. А теперь словно попала в параллельное измерение, где ветер пах иначе, а симфония будничных звуков пробуждала предвкушение приключений.

Алексей уверенно вел нас к музею. Пряча лицо от порывов ветра, я весело болтала с Никой. Но делала это механически, бездумно, будто моя душа в это время пребывала в другом месте. Она словно покинула физическую оболочку и умчалась вдаль, а брошенное тело по инерции продолжало бодро шагать по ветреным берлинским улицам.

Наконец, мы подошли к Пергамон музеуму. У входа нас встретила Маруся.

— Девочки, как рада вас видеть, — щебетала она, обнимая нас с Никой. — Как вы?

За полгода, что мы не виделись, Маруся заметно похорошела. Она расцвела и наполнилась женским очарованием. Стильная одежда подчеркивала ее безупречную фигуру. А густая коса цвета спелой пшеницы красовалась на груди, как это принято у славянских красавиц.  

— Пошли в музей, потом поболтаем, — спохватилась Маруся, глядя на часы. — У нас день по минутам расписан.

Как и Алексей, Маруся тоже имела непосредственное отношение к спецслужбам. Привыкшая к воинской дисциплине, она и от нас с Никой ожидала пунктуальности и обязательности. И мы старались не разочаровывать ее.

Войдя в музей, девочки немного замешкались у гардероба. Мне же не терпелось поскорее прикоснуться к древним реликвиям. Получив у служителя музея автогид, я поспешила войти в первый экспозиционный зал. И увиденное впечатлило настолько, что душа, до того момента парящая где-то вдали, вновь воссоединилась с телом. Сознание прояснилось.

В огромном зале музея располагался храм с колоннами, портиком и широкой парадной лестницей. Стены храма украшали барельефы, изображающие битву Богов.

Автогид сообщил, что это здание алтаря из города Пергама, расположенного на территории нынешней Турции. Немецкие археологи откопали его в конце 19 века и перевезли в Германию.

Специально для этого уникального экспоната в Берлине выстроили Пергамон музеум и начали бережно воссоздавать изначальный облик храма.

Ведьмин Глаз

Вид древнего сооружения впечатлял. Со стен взирала лица Богов, вдохновенно дерущихся с врагами. У некоторых из них из-за спины выглядывали крылья, у других вместо ног были змеиные хвосты.

Ведьмин Глаз

Археологи нашли эти барельефы в ужасающем состоянии. Исламские фанатики отбили Богам лица и руки, в пыль раздробили статуи, стоящие на крыше. Для восстановления изначального облика храма потребовались десятилетия кропотливой работы реставраторов. Зато теперь мы можем лицезреть древнюю битву Богов во всей ее величественной красе.

Ведьмин Глаз

Ученые до сих пор не пришли к единому мнению, кем и когда этот храм возведен. Также доподлинно не известно, кому посвящен алтарь. Но в Апокалипсисе Иоанна Богослова написано: «И Ангелу Пергамской церкви напиши: … ты живёшь там, где престол сатаны»  (Откр. 2:12—13).

Считается, Иоанн Богослов имел в виду, что алтарь принадлежал Богу Грозы, которого греки называли Зевсом. Также существует легенда, что в нем жил священный Змей. Это кажется вполне закономерным, потому что на славянских капищах Бога Грозы Перуна тоже нередко держали больших рептилий.

Змеями древние люди называли драконов. Как гласят легенды, этих грозных существ Боги часто селили в горных пещерах для охраны своих сокровищ. А какими ценностями они могли дорожить? Вряд ли деньгами или предметами роскоши. В подобных тайниках Боги могли скрывать только свои Магические Камни.

Тогда я догадалась, почему приехав в Берлин, мы в первую очередь отправились в Пергамон музеум. В алтаре древнего храма Бога Грозы когда-то хранился один из Камней Обережного Круга Земли. А на барельефах изображена битва за Камни, длящаяся уже несколько тысячелетий.

От этих мыслей по телу пробежала холодная дрожь. Вот она, хроника нашей войны! Может, эти на удивление реалистичные барельефы —  воины, окаменевшими во время боя? Не зря религиозные фанатики отбили статуям лица и руки. Боялись, что они оживут?

Кара рассказывал, что Магические кристаллы могут управлять процессом окаменения или по-научному “фоссилизацией”. Благодаря окаменению, мы имеем возможность узнать, как выглядели скелеты динозавров, древнейшие растения и деревья.

С течением времени органические ткани замещаются минералами и поэтому то, что раньше было костью, становится камнем, в точности повторяющим ее очертания.

Обычно для процесса окаменения требуются долгие годы. Но Магические Камни могут минерализовать тело почти моментально. Я сама убедилась в этом во время поездки во Владимир. Амулет с рубином по имени Амур за несколько мгновений сделал мою грудь твердой настолько, что об нее чуть не сломался нож. А через несколько минут мое тело могло превратиться в каменную статую. К счастью, на помощь вовремя пришел Кара. Он смог договориться с Камнем и повернуть окаменение вспять.

И теперь, глядя на барельефы с фигурами сражающихся Богов, я раздумывала, не стали ли они статуями еще при жизни?

В зале было многолюдно и шумно. Туристы сидели на ступеньках храма и слушали экскурсоводов или свои аудиогиды.

Стараясь ничем не выдать своего волнения, я подошла к Марусе и тихо спросила:

— Я не верю, что мы пришли сюда с пустыми руками. Где наш Камень?

Ничего не ответив, она лишь улыбнулась.

— Я почти уверена, что статуи — окаменевшие воины и Боги. Надо их разбудить, положить Камень на алтарь Бога Грозы. Мы же за этим сюда пришли? — продолжала я.

— Он здесь, — шепнула Маруся. — Потом расскажу. Пойдем дальше. Нам надо пройти через врата Иштар. А времени не так много.

4. Врата Иштар

Врата Иштар предстали передо мной неожиданно. Я знала, что они находятся в одном из соседних залов. Но надеялась, что замечу их издали. Через священные врата хотелось пройти с благоговением, присущим жрице, совершающей мистический обряд. Ведь врата Иштар никогда не служили для утилитарных целей. Их открывали лишь по большим праздникам для торжественных шествий.

Сразу за вратами начиналась Дорога Процессий, ведущая к зиккурату, посвященному Мардуку — сыну  бога-творца Энки. Ступить на этот путь имели право лишь жрецы, цари и самые уважаемые граждане Вавилона.

Ведьмин Глаз

Воображение уже рисовало картину, как я подхожу к легендарному древнему городу и издали любуюсь лазоревой аркой, сверкающей в ярких рассветных лучах.

Экспонаты Пергамон музеума тщательно оберегаются от попадания прямых солнечных лучей. Я и не надеялась увидеть первозданный блеск знаменитой голубой облицовки. Но хотелось, словно жрица Иштар, прошествовать через врата  Великой Богини к зиккурату Мардука.

Однако, экскурсионный маршрут был построен таким образом, что увидеть врата издали оказалось невозможным. Их расположили над входом в один из залов. И лишь оказавшись в нем, посетитель понимает, что через врата Иштар уже прошел.

Я жадно осматривала великолепное древнее сооружение. Мои друзья лишь бегло взглянули на голубые стены с мозаиками и пошли дальше. А я никак не могла оторваться от них.

От зала, где располагались врата, шел широкий коридор, имитирующий Дорогу Процессий. На стенах красовались крылатые львы в окружении ромашек. Неужели в Древнем Вавилоне эти цветы считались священными? Было бы забавно узнать, что, как и современны девушки, юные вавилонянки гадали на ромашках, отрывая лепестки. Интересно, они при этом тоже шептали что-то вроде: “Любит — не любит”?

Ведьмин Глаз

Крылатые львы словно участвовали в ритуальных шествиях по Дороге Процессий. Их крылья аккуратно сложены на спине, а пасти угрожающе оскалены.

Шумеры и вавилоняне львов обожествляли. Считалось, что сама богиня Иштар запрягает царственных кошек в свою золотую колесницу. Это представление плавно перешло и в европейскую мифологию. Кельтская богиня любви Фрея тоже использовала котов в качестве ездовых животных.

Если идущих по Дороге Процессий сопровождали только крылатые львы, то на самих вратах Иштар красовались изображения священного быка и еще какого-то неизвестного науке животного, которого современные ученые назвали сиррушем или вавилонским драконом.

Бык в индоевропейской традиции почитался священным животным Бога Грозы. Неудивительно, что его изобразили на вратах Иштар. Но почему там оказался загадочный, неопознанный современными учеными вавилонский дракон?

Ведьмин Глаз

Как сообщил автогид, слово “сирруш” было написано под одним из изображений животного. Но никто не поручится, что надпись прочитана правильно и звучала именно так.

А зверь этот действительно выглядел странно. Передние лапы кошачьи, а задние словно птичьи. Его тело покрывала чешуя, а в раскрытой пасти виднелся раздвоенный язык, как у рептилии. По легенде, жрецы содержали сирруша в зиккурате. Видимо, дракон охранял Магические кристаллы, спрятанные в алтаре.

На память пришли стихотворные строки, написанные Карой:

По Дороге Процессий в золотой колеснице

Мы с тобой проплывали по морю цветов.

Солнце ярко светило. Я, как должно царице,

Приколола к прическе пурпурный покров.

Мне хотелось порыться в памяти и вспомнить продолжение этих стихов, но Маруся взяла меня за руку и повела в следующий зал.

— Ань, у нас мало времени, — мягко напомнила она.

А увидеть предстояло еще многое. Коллекция музея впечатляла. Я жадно рассматривала ассирийских крылатых быков, вавилонских Богов, барельефы с храмов хеттской Хатуссы… Голова кружилась от собрания этих священных раритетов — в музее экспонировались только оригиналы.

Фото этих святынь я не раз встречала в различных книгах и учебниках по истории. Но и помыслить не могла, что когда-нибудь увижу их воочию и даже смогу прикоснуться руками.

Устав от переизбытка впечатлений, мы всей компанией направились в музейный кафетерий. Хотелось немного передохнуть и обсудить увиденное. Мы заняли столик и заказали чай с пирожными.

Раскрыв сумку, чтобы достать какую-то мелочь, я вдруг обнаружила в ней маленькую шкатулку из черного бархата.

— Что это? — испуганно спросила я, выкладывая свою находку на стол перед ребятами.

— А ты ее открой. Посмотрим, — предложила Маруся.

Коробочка квадратная, с изящной серебряной застежкой. Трясущимися от волнения пальцами, я приподняла крышку. Из недр бархатной черноты на меня взглянул большой кристалл в тонкой серебристой оправе. Чтобы определить цвет камня, пришлось вынуть его из коробочки. Оказалось, это амулет на массивной серебристой цепочке.

— Сапфир в белом золоте, — определила Ника. — Ах, красавец!

— Но откуда он взялся? — удивилась я.

— Я положила Камушек тебе в сумочку, когда вошли в музей, — улыбаясь ответила Ника. — Давай помогу тебе надеть амулет. На цепочке замочек с секретом.

— Почему же ты мне его сразу не показала?

— За нами могли наблюдать.

— Камень цвета Врат Иштар, — заметила Ника, пока мы возились с застежкой. — Интересно, как его звать? Алексей ты случайно не знаешь?

— Не знаю. Мы же учитываем Камни по цифровым кодам. А этот даже не из нашей сокровищницы. Он хранится где-то в Европе.

На груди я почувствовала приятную тяжесть амулета. Сознание то наполнялось ощущением счастья, то взрывалось от приступов паники. Камень будто приспосабливался ко мне, стремясь попасть в резонанс с внутренними волнами. И с каждой минутой приступы беспокойства становились все слабее, а радость теплой волной заполняла самые потаенные уголки души.

Теперь мне казалось, что Камень превратился в комочек теплых золотистых лучей. Он поддерживал меня, давал силы. Возникла уверенность, что во время поездки нам предстоит совершить что-то очень важное и рискованное. И Камень обещал во всем помогать.

5. Карлсхорст

Выйдя из Пергамон музеума, мы отправились за машиной на парковку у Александерплац. Впереди шли мы с Марусей, Ника с Алексеем за нами.

Серое небо мрачной пеленой нависало над городом. Порывы холодного ветра с дождем больно били по лицу. Пришлось плотнее застегнуть куртку и закутаться в шарф. А Маруся смело шагала в распахнутом пальто и без шапки. От холодного ветра ее лицо разрумянилось, несколько волнистых светлых прядей выбились из прически. Она была настолько хороша, что прохожие и велосипедисты оборачивались вслед.

Но Маруся, казалось, не обращала внимания на свой успех. Она степенно плыла по Александрплац, думая о чем-то далеком и прекрасном. Вдруг один из велосипедистов, пожилой мужчина, загляделся на нашу красавицу, поскользнулся на мокрой мостовой и рухнул прямо нам под ноги.

Вокруг начала собираться толпа. Мужчина попытался встать и поднять велосипед, но у него резко заболело плечо. Кто-то из прохожих стал звонить в скорую помощь, а бойкая старушка принялась осматривать руку пострадавшего.

В этой суматохе я почувствовала, как с моего плеча соскользнул ремешок сумки. Тут же схватилась за нее и закричала. Юркий молодой человек восточной внешности с силой рванул сумку из рук и помчался сквозь толпу. В последний момент Алексей нагнал его и отнял сумку. Но грабитель вывернулся и успел сбежать.

— От музея за нами шли, Камень увидели, — шепнула Маруся.

— Но Камень был уже не в сумке, а на шее. Они этого не знали? Может, это обычные грабители и они вовсе не за Камнем охотятся? — предположила я.

— Посмотрим, что дальше будет, — сказал Алексей. — Аня, давай мне свою сумку и пойдем за машиной.

Мы забрали с парковки нашу Каптиву и отправились в гостиницу.

— Девочки, хочу сразу предупредить, отель у нас будет не совсем обычный, — сказал Алексей по дороге. — Это гостевая вилла. Она уже давно используется КГБ, только прикрытия меняются. Во времена ГДР здесь останавливались высокопоставленные советские чиновники, приезжающие в командировку. А после объединения Германии эту виллу якобы выкупила семья эмигрантов из России и устроила в ней гостиницу.

— И никто не знает, что виллу продолжают использовать русские спецслужбы? — спросила Ника.

— Для нас это не так важно. Главное, в доме гарантирована конфиденциальность. Обычным отелям в этом смысле доверять нельзя. И хозяева приятные люди. Семья русских немцев. Все служащие отеля их родственники.

По дороге Маруся успела рассказать, что вилла находится в тихом местечке Карлсхорст, бывшем предместье Восточного Берлина. Этот район известен тем, что в мае 1945 года в здании местного клуба офицеров маршал победы Жуков подписал акт о безоговорочной капитуляции Германии.

После разделения Берлина Карлсхорст оказался на восточной стороне и здесь находилось представительство КГБ СССР. А совсем недалеко была расположена Штаб-квартира Главного управления разведки Министерства государственной безопасности ГДР. В народе эту организацию принято называть Штази.

МГБ ГДР овеяно не меньшим количеством интригующих слухов, чем КГБ. Во времена “холодной войны” Штази заслужила репутацию одной из самых эффективных спецслужб мира. Ее даже ставили в один ряд с КГБ и ЦРУ.

Официально МГБ ГДР распустили в 1990 году после падения Берлинской стены и объединения страны. Штази вошла в состав Федеральной службы защиты конституции Германии, с которой до той поры вела активную борьбу.

Я слушала этот краткий ликбез Маруси и рассматривала сырые берлинские улицы. Погода начала налаживаться, выглянуло солнце, дождь только  прекратился.

— Как называется улица, по которой мы сейчас едем? — спросила Ника. — Уж очень она напоминает мне Ленинский проспект в Москве.

— А мне кажется, эта улица похожа на Кутузовский, — сказала я. — Дома тоже сталинской постройки, только выглядят гораздо изящнее, чем в Москве.

— Раньше эта улица и носила имя Сталина, — ответила Маруся. — Потом ее переименовали в Карл-Маркс-аллею. После войны же здесь камня на камне не осталось. Сталину пришлось все заново отстраивать. Он и сделал ее в своем вкусе.

Потом мы свернули в Карлсхорст — уютный зеленый район с тихими улочками. Здесь не было многоэтажек и широких шумных проспектов. Лишь серые двух- и трехэтажные особняки довоенной постройки стояли вдоль мощеных камнем тротуаров. Как сказала Маруся, это далеко не самый респектабельный район Берлина.

Раньше в Карлсхорсте жили сотрудники представительства КГБ и Штази. И сейчас на улицах можно нередко услышать русскую речь. Это русские немцы, приехавшие по миграционным программам.

Нашу виллу окружал прозрачный сетчатый забор. Но дом стоял в глубине сада и бурно разросшиеся деревья скрывали его от посторонних глаз.

Оказалось, за главным домом прятался особняк поменьше, которого с улицы было не видно. Там радушные хозяева нас и поселили. В цокольном этаже располагалась просторная гостиная и кухня, а наверху четыре небольшие спальни.

Как только мы зашли в дом, запах вкусных кушаний взбудоражил аппетит. В гостиной нас ожидал накрытый стол. Я машинально пересчитала количество приборов. Их было шесть. Значит, к обеду должны подъехать еще двое гостей.

Связаться с blackpost