4 часть. За гранью безумия

Глава 1

Сырая осенняя полночь. Три обросших и грязных, но совершенно счастливых путника пробираются сквозь заросли смешанного леса. Их цель неизвестна ни им, ни черту, ни богу. Просто идут сквозь этот неуютный лес. Откуда? Теперь все равно. Они даже не скажут, с уверенностью, кто они теперь и кем были до этого леса.

Но, тем не менее, движения их полны уверенности и слаженности. Чего порой не достает тем, кто знает ответы на вышеприведенные вопросы. Они уверены в своих силах и потому их уже ничего не страшит. Они пройдут сквозь стены, сквозь огонь и воду. Нет в этом мире для них препятствий, им вообще нет препятствий, ни в каком мире.

…Все началось так давно, что и представить страшно. Но это началось, а все, однажды начавшись, приходит к концу. Так думает каждый, это дарует надежду или иллюзию. В страданиях стирается грань между реальным и воображаемым. Для того и даются страдания, чтобы понять, что нет никаких границ.

Что чувствует тело, подвешенное на крючьях к холодной шершавой стене? О, об этих ощущения можно писать трактаты! Человек приспособится ко всему, потому что он реально всемогущ и всеведущ, вездесущ и много чего еще. Но, как водится в страшных сказках и кошмарных снах, человек забывает, как этим пользоваться и потому остается со своими проблемами наедине. Таков человек.

А тело, оно может жить своей жизнью, особенно, если это правильно тренированное тело. Оно само может заботиться о себе, ему достаточно не мешать. И вот оно, это правильно тренированное тело, приспособилось жить в подвешенном состоянии. И стена и крючья стали его домом. Со временем этот дом стал обжитым и уютным, иначе смерть. А умирать еще рано, не все сделано из того, что назначено на этот раз.

Чтобы не мешать телу, приходится мысленно уходить подальше, представляя, что оставил его отдыхать и набираться сил в безопасном месте. А что может быть безопаснее хорошо охраняемого подземелья в центре огромной пустыни? Караванные пути обходят такие места стороной. Паломники и отшельники тут долго не живут. Покой. О таком и не мечталось никогда. Знал бы раньше, непременно бы поселился здесь.

Как возникают такие места на планете, где родина вселенской красоты и колыбель жизни? Очень просто.

Когда-то, здесь цвели сады, журчали ручьи, пели птицы. Это место слыло перекрестьем караванных путей. Именно перекрестьем, а не перекрестком, потому что с высоты птичьего полета виделось, как они расходились веером во все стороны света. Со всего обитаемого мира паломники и купцы считали своим долгом посетить этот оазис. Толи вкус местной родниковой воды, толи запах трав или что-то еще, не всегда объяснимое, да и не всегда требующее объяснений влекло сюда путников.

Никто не считал это место священным, никто и не думал здесь о таких мелочах. Просто необыкновенно хорошо и все. Разве этого мало? Одна из многих стоянок. Одна из действительно, когда-то многих. Сколько их было? Кто теперь скажет? Разве что птицы, но люди уже разучились понимать их язык. А может оно и к лучшему, зачем бередить прошлое?

«А когда ты вернулся, через тысячи лет, ты не смог узнать свой мир. То, что строил ты, излучало свет, открывая для всех пути. То, что видишь ты и не тьма, и не свет – это сумрак твоих богов. И теперь, твой выбор, он есть для всех, опрокинуть все – ты готов?

А последнюю битву с самим собой ты начнешь на краю земли. Это будет для всех последний бой, а потом лишь вечные сны. Есть время подумать, никуда не спеши. Ты здесь ненадолго, ты здесь для души».

Глава 2

Висящий на стене все помнил и знал. Он не раз возвращался мыслями в ту роковую ночь, когда из оазиса сотворили тюрьму для таких, как он. И нужно-то было всего лишь пролить священную кровь на благословенную землю. И началось. Место для отдыха путников превратилось в место для решения споров с оружием в руках – поле боя. И все равно, за что те битвы. Битвам нет до этого дела, их результат – смерть.

Конечно же, бойцам необходимо объяснять себе, почему и за что убивают друг друга. Но сути это не меняет. Любое убийство ритуальное. А массовое – сакральное действо. Особенно в таких местах. И потому, пытаются их расконсервировать, чтоб потом совершать ритуалы.

Ах, как же все глупо тогда получилось. Или не глупо? Сработал план, готовившийся много веков. Правильно спланированная смерть – правильно спланированное рождение. Звездный циферблат, однажды, так неосторожно запущенный, позволяет сведущим людям совершать такие манипуляции душами и судьбами. А кто не пользовался этим? Что греха таить, бывало, и сам так умирал, чтоб родиться в нужное время. Чего не сделаешь ради великой цели?

Вселенские механизмы и принципы тем и хороши, что не разбирают ни зла, ни добра, иначе давно бы сломались. Так и у знания нет таких различий. Это уже дело пользователя давать оценку. Тем более что она всегда субъективна и зависит от той стороны, на которой ты в данный момент находишься. Хотя, все это чистой воды демагогия.

Иногда ты на одной стороне и планируешь что-то, исходя из этой позиции, потом, глядишь, в другой жизни, ты сменил лагерь и сам же нарвался на свой план. А можно ведь создавать многоходовые комбинации, рассчитанные на тысячелетия. Да еще и с учетом случайных переменных. Вот уж где действительно есть разгуляться великим комбинаторам.

Вот и тогда в оазисе, чья это была комбинация? Теперь есть время обдумать и сложить все за и против. Может для этого и нужна стена и крючья? Так можно стать поэтом и воспевать страдания словами, что созданы для воспевания любви. Ну, нет, не в этот раз. Не разгадаешь загадку, не избавишься от оков.

В любой задачке важны детали, такие маленькие кусочки мозаики, без которых нет правильной картины. Вроде бы они настолько малы относительно всего полотна, что можно некоторыми пренебречь, однако, и полотно не будет полным, и этот маленький кусочек окажется бесполезным. Кто хоть раз собирал пазлы, знает, о чем речь.

Что же упущено? Память такое дивное устройство, что в умелых руках может творить чудо. Это чудо есть путешествие во времени и в пространстве. Только торопиться не надо, а висящему на стене и некуда, и незачем.

…Красивые кони, много красивых коней, все вороной масти. Всадники еще краше. Доспехи из черной позолоченной бронзы, оружие из нее же. А известно всем под луной, что нет металла прочнее черной бронзы. Клинки не тупятся, режут даже камень. Если обычный меч схлестнется с такой сабелькой, то просто развалится пополам. Страшное это оружие. Нет от него защиты. Уже и не помнит никто в этом мире, как делать такой сплав, а тут целое войско!

И воины, и кони, по всему видать, обучались с пеленок своему делу. А дело их простое – рубить и топтать. Для того и рождены. Только самоубийца мог решиться на битву с таким войском или противник равноценный?..

Глава 3

В голове зазвучал до боли знакомый голос.

– Рада, что ты стойко преодолеваешь все преграды. Хотя. Для тебя это привычное состояние, не так ли? И это правильно, это развивает и тело, и душу. И приносит истинное наслаждение жизнью. Наслаждайся же, пока хватает сил, и да хранит тебя Бог. Аминь.

«Он взвалил на себя непосильную ношу, с каждым шагом всё больше давил его груз. Он шептал про себя – вот дойду и всё брошу. Но дойти он не мог – слишком много обуз. Перепутался мир, сон смешался в нём с явью. И границы, что раны, зажить не могли. Он стереть их не мог, захлебнулся бы кровью. Проживал, как в бреду, небом данные дни. А вокруг, словно льдины, друг друга, ломая, проносились картины чужих перемен. Он уверен был – долг оплатить, не страдая, не позволит кривая дорога измен. Так и шел бы, страдалец, опутанный долгом, только сжалилось небо, раскрыло глаза. Показало весь мир, что лежал за порогом, и от этого в сердце случилась гроза. Всё смывающий дождь пролился откровеньем. Стала чистой душа, раны зажили все. И отпала нужда вечно биться с сомненьем. Но враги и друзья, враз, покинули все. И подумал тогда небом призванный странник: – «Столько в мире дорог, по которой пойду? Путь земной назначает себе лишь изгнанник. Кто я здесь? Что я, посланный небом, найду?» И пошёл и искал, не ошибся в дороге. Что и как? Почему? И зачем? И за что? Все ответы нашёл и не в призрачном боге, а в реалиях жизни, ну да хватит про то. Эту сказку себе перед сном повторяя, каждый должен подумать: – «А что я могу? Просто так не могли всех нас выслать из рая, что-то должен я вспомнить, пока здесь живу».

– Нет, постой, умоляю, поговори со мной! Выслушай, иначе все зря, я опять потеряю память!

«Опять наука пошла не впрок, опять под когти подставил бок. Да так недолго и навсегда, души лишиться и живота. В меня, как будто, вселился бес, и будоражить я начал лес. Крушил, ломал всё на пути, что помешать могло идти. Я думал, силе препятствий нет, стал безразличен мне белый свет. Но на поляне нашёл шатер и получил свой приговор. В шатре сидел старинный дед, никто не знал уж сколько лет. И понял я – сломить его, всем бедам мира не дано. И сел я рядом, загрустил, на битвы не было уж сил. А он молчал, зачем слова, набита смыслом голова. Не разменять на звон пустой однажды выбранный покой. Увидел я в его глазах, веселья жизнь, и смерти страх. Смешались в океане грёз и смех, и грех, потоки слёз. И понял я – смотрю в себя, его глаза лишь зеркала. И тотчас стало стыдно мне, что столько прожил, как во сне. Ломать – не строить, не нужен ум, я вместо песен делал шум. И шумом заглушал покой, наградой был мне волчий вой. Теперь я понял – не поняв, нельзя раскалывать и пня. И вдруг, поднялся старый дед, и вышел. Я смотрел лишь в след. Смотрел и думал – жизнь лишь сон. И кто в нём я? И кто в нём он?»

Тишина. Опять говорить в пустоту. Почему никто не слышит меня? Почему? Вот моя истинная казнь. Но, мне уже все равно, я буду говорить с тобой, слушаешь ты или нет. Пока память, в какой уже раз, не оставит меня. Слушай же и не говори, что ты не слышала, мне теперь не куда спешить…

…Ассоциации возбуждают слои памяти, которые трудно или почти невозможно пробудить простым усилием воли. Имена дают им пищу, по сей причине важно знать эти универсальные ключи к сундукам, переполненным знаниями.

Думаю, ты знаешь, кому принадлежит имя Ica, так пишут название города Ика в Перу. Индейцы обозначали этим именем вселенную. Инка – это вариант слова Ика. Словом Инка изначально называли человека, а потом уже и клан вождей пришедших с севера и научивших всему. Испанские конкистадоры, то есть, завоеватели, целенаправленно занимались уничтожением рукописных источников местного населения Америки и островов. Руководили этим процессом монахи, однако некоторые экземпляры были доставлены в ВатИКАн (В ад Ика н).

Возможно, на основании того, что там написано и было принято решение об уничтожении всего, что могло документально подтвердить то, что пытались скрыть завоеватели. И, объявив об отсутствии письменности у всех народов Америки, они принялись записывать свой вариант их истории и культуры. Религиозные обряды и легенды местного населения очень похожи на католические. В этом причина быстрого распространения католической веры в южной Америке (в северной Америке картина немного другая). Итак, следы слова, а точнее имени-ключа Ика или Инка не удалось скрыть в Южной Америке.

Наверняка, во всех языках мы найдем то, что будем искать. И только нам, потому что мы понимаем, о чем речь, будет виден смысл этих находок.

Смысл заложен в те далекие времена, когда еще не началась эта вечная битва, в причинах и смыслах которой хотелось бы когда-нибудь разобраться, вернее, попробовать их в очередной раз сформулировать, а может быть и закончить ее (битву), наконец.

Но на это всегда не хватает времени. Только начинаешь складывать цельную картину, уже пора. В другой раз, опять все сначала. И только знание имен помогает хоть как-то ориентироваться, что бы что-то делать.

В очередной раз соберешь войско, поможешь всем вспомнить, а время уже потеряно и все повторяется. Ну, хорошо, если есть возможности для повторения. А ведь когда-то и они могут иссякнуть. Ты и сама можешь подтвердить мои слова своим примером – сначала, ты в битве получаешь неизвестно от кого и за что, а потом, отбиваясь, стараешься понять, кто ты…

«И все подумали – он страшный человек! Один за всех, в непросвещенный этот век, ответил, жизнь не пожалев, за все грехи или оставил мир, не выдержав тоски. И все подумали – безумству храбреца, поём мы песню по вине его отца. Он сам послал его в наш захудалый мир, он думал, встретив, мы ему устроим пир. Но все подумали – а чем он лучше нас? Мы тоже сможем исполнять отцов наказ. Для жертвы лучше нет того, кто до конца уверен в выборе тернового венца. А небо смотрело, небо ждало. Жить на пределе, всем тяжело».

Глава 4

– Так, но ты еще не закончил. Потерпи, уже скоро. Придет и твой черед.

«Говорят, что героев нет, но я знаю, они лишь спят. Говорят, нам придет конец, и мы все погрузимся в ад. Нет, не кончится вечный свет, ибо нет у него конца. Бесконечный полет мечты не удержат тиски врага. Мы заглянем за самый край, зачерпнем неживой воды. Мы заставим себя узнать, что хранится на дне души. Много выстроим мы планет из камней и души огня. И на новой святой земле не появится больше зла. Знаю я, где герои спят, только некому разбудить. За дверями ключи лежат, только некому отворить. Но поднимутся с бездны дна сокровенные помыслы. И покается Сатана, и отпустят героев сны. Новый день поменяет ночь и забудется смерти страх. Все враги уберутся прочь, я уверена, будет так. Я уверена, сбросим с плеч груз ошибок последних лет. Реки времени будут течь, унося с собой память бед».

– Я еще здесь, а ты? Ты еще здесь? Где мы? Кто мы? Зачем? Эй, погоди…

«Убаюкай скорее боль колыбельною песней фей. Успокой мою душу, спой, как во сны открываешь дверь. Укачай меня и укрой покрывалом из сладких слов. Усыпи меня, расскажи сказку, где победил врагов. Дай немного того тепла, что рождает земная жизнь. Дай мне силу поднять со дна, мне обещанный небом приз. Дай мне сотканный из потерь парус вместо стеклянных бус. Дай мне память счастливых дней, я по ней буду править курс. Растопи вековые льды, чтоб напиться могла земля. Разожги маяки-костры в океане, где правит мгла. Раствори соль от горьких слез в сладком и дорогом вине. Растопчи у могил цветы, уничтожь память о войне. Если сделаешь, что прошу, обещаю исправить мир. Если сможешь, тогда я жду и готовлю великий пир. Если я разбужу тебя, обещай не ругаться зря. Если что перепутал я, ты поверь, это не со зла».

…И с именем Кара много слов-следов. А вот с Великим Архитектором Вселенной намного интереснее, хотя и прозаичнее. Об этом имени известно очень много, но при этом, информация совершенно не полная.

Вот, каждый раз, как только собираюсь рассказать о том, что и как было, начинаю раздумывать – а стоит ли? Смогу ли передать те состояния и образы. Будет ли это понято. Или я просто устаю вспоминать. А иногда думаю, – может быть и не нужно этого делать? Или наоборот, успею ли? Да, эти знания – тяжкое бремя.

Возможно, тебя смутит мой несколько схематичный подход к мироустройству, но мудрые говорят, что мир познается по аналогии. Это замечательный и проверенный многими метод. Так что, не обессудь. Возможно, ты помнишь ту историю с греческим героем по имени Ясон, в которой он, по совету Медеи, дочери царя Колхиды, справился с непобедимым войском, которое занималось, кстати, охраной неких реликвий (золотое руно в тех местах не реликвия). Справился он, как ты помнишь, бросив камень в гущу воинов, и те стали биться друг с другом! Так вот, смею предполагать, что с тех пор на земле и идет нескончаемая война.

На нашей планете все войны по сути гражданские, то есть междоусобные. И прекратить их можно, лишь устранив истинную причину, а именно – найти тот брошенный камень преткновения и вернуть его на место, или нейтрализовать. Ясон, кстати, был пришельцем, ну, впрочем, я надеюсь, что ты помнишь эту историю.

Ты, может быть, не знаешь, что необходимо человеку на войне. Необходимо же ему, оправдать для себя убийства себе подобных, что в принципе совершенная патология для любого живого существа! Так вот, единственно возможный способ сделать это, перестать воспринимать тех, с кем воюешь, как себе подобных. Если не сделать в своей психике такое замещение, то воевать не возможно, понимаешь? Не возможно убивать, сознавая, что убиваешь таких же, как ты.

Животные, прежде чем устроить драку с кем-то из своих сородичей, долго-долго шипят и рычат друг на друга. Они изучают шансы на успех, но делают они это по другой причине, нежели люди. Они знают, что нельзя убивать! Люди же стали объяснять это тем, что любой из противников может в итоге умереть от ран, что часто и бывает. Ведь в природе их никто не лечит.

Я видел сон (Ясон?). В нем участвовал в битве с разных сторон. И перед тем, как удалось проснуться, в голове прозвучала фраза – презрение. Вот как можно сформулировать то, что помогает на войне убивать. Может, это слишком натянуто, но во сне было именно так. Это странное слово, вроде бы, зрение, но какое-то пре-. Наверное, камень, брошенный Ясоном, так влияет на зрение, что оно становится презрением. И, пока мы с этим не разберемся, мы будем оправдывать нашу бесконечную войну любыми причинами. Ведь война всегда бессмысленна.

В Индии есть город Караика, в Перу тоже был такой город, да и Корсика находится в нужном месте.

История с Ясоном, как мне кажется, одно из свидетельств того, что случилось с нами. Если помнишь, я тебе говорил, как были собраны камни для их преобразования и для раскладывания по новой схеме. Это, возможно, была в те времена довольно рутинная процедура и делалась не в первый раз. И, именно тогда произошло то событие, закончившееся Смертью. Слишком много в мифе совпадений с тем, что помню. Конечно, это уже обработанная веками интерпретация, но некоторые сюжетные линии будят цепь воспоминаний.

«У меня так много было имен, и теперь я не помню все. Во мне многих частицы живут племен, я их часто вижу во сне. Я умею слушать струны времен, они тихо играют мне. Очень скоро наступит конец времен, и мы все проснемся во сне. И откроется небо во всей красе, и свет явит силу свою. Будет черный пепел по всей земле и настанет конец всему. И я знаю, так было уже не раз, мы из пепла рождались вновь. Моя память хранит большой запас из осколков таких миров. Говорили мне, я когда-то мог, играть на струнах времен. Их смогу настроить с собой в унисон, когда с явью сольется сон. Не придется, видно, мне долго ждать, это время вот-вот придет. И теперь, когда ложусь я спать, я себя готовлю в полет. У меня так много было имен, мне придется их вспомнить все. Я хочу исполнить древний закон и вернуть этот мир себе».

Ты слышишь? Отзовись.

Глава 5

– «Пусть подвиг, который не ты совершал, тебя не гнетет. Пусть пролитой крови лишний стакан, с пути не собьет. Будь чист перед небом и перед собой, сияющий свет да пребудет с тобой! Пусть поиски правды на грешной земле плоды принесут. Пусть навыки воина, несущего смерть, хоть кого-то спасут. Будь чист перед небом и перед собой, сияющий свет да пребудет с тобой! Пусть старый и малый, и бывший, и новый увидят одно. Пусть там, в глубине, куда катимся все, станем мы заодно. Будь чист перед небом и перед собой, сияющий свет да пребудет с тобой! Пусть слушают боги бравурные марши, как тихие песни. Пусть кажется им, что просят у них только добрые вести. Будь чист перед небом и перед собой, сияющий свет да пребудет с тобой»!

– Благодарю…

«Проси не проси, только что могут спящие боги? Даже если проснутся, то просьбы не сразу поймут. Да, и что им за дело до брошенных, сирых, убогих? Даже если молитвы до цели когда-то дойдут. Храмы строят, хранить в них реликвии всякого рода. Можно в них хоронить выдающихся из королей. Но пытаться из них докричатся до спящего бога, неуместно, бессмысленно. Есть ли затея, глупей? Кто же учит такому, кто спутал на небе все смыслы? Что он хочет, зачем, почему и когда и за что? Сколько он уже здесь и какие внушает нам мысли? Тьма вопросов у нас, только, жаль, не ответит никто. Память разума спит, потому окружает нас сумрак. Сладок вкус у плодов просвещенья, да горечь во рту. У двух нянек без глаза дитя, вот мораль старых сказок. Философия воду религии льёт в пустоту. Не проси и не верь, ничего в этом мире не бойся. Только жди терпеливо и время расплаты придёт. Да очнувшись в назначенный час, храбро бейся. Тот, кто смыслы попутал, от нас просто так не уйдёт».

…Я помню, что были пришельцы из другого мира. У них что-то случилось и их приютили на земле. Выглядели они не как люди. Они напоминали человекоподобных драконов или ящериц (может быть, поэтому в мифе есть упоминание о зубах дракона). И женщины настояли на том, что бы их приютить. Ну, вы ведь любите брать с улицы несчастных животных. Там была именно такая подоплека.

Постепенно эти существа стали приживаться и познавать наш мир. Они, возможно, получили доступ к неким тайнам, а, может быть, это и не было тайной – некого было бояться! Так, при помощи близких отношений с женской половиной (отношение любимой кошки и хозяйки, ведь кошке позволено многое), они составили для себя картину нашего мироустройства (подозреваю, что далеко не полную). И в тот момент, когда, по их расчетам, была снята защита, превратились из получивших приют и любовь несчастных, и всеми жалеемых, бесприютных скитальцев в вероломных захватчиков.

Они надеялись, что получив в свои руки все реликвии, смогут разложить их по своему усмотрению и станут законными властелинами мира. Судя по всему, эти надежды они не оставили до сих пор.

Для открытой борьбы у них не было сил, ведь воины наши непобедимы. Почему же женщина давала им советы? Ответь. Почему?

– «Оглянись, там тебя уже нет. Оглянись, мир меняет свой цвет. Оглянись, там стоит тишина. Оглянись, так ты выйдешь из сна. Оглянись, жизнь совсем не дурна. Оглянись, выпей чашу до дна. Оглянись, сладок будет покой. Оглянись, мир пребудет с тобой. Оглянись и получишь ответ. Оглянись и прости за совет».

– Что? Ты здесь? Ты все слышишь?

Глава 6

Опять тишина. Все равно. Я буду говорить, мне ничего не остается. Тут я помню все. Может быть, я, когда-нибудь, услышу эхо своих слов или ты повторишь их мне. Ты ведь слышишь меня, я знаю. Я чувствую твое внимание. Пусть это всего лишь слова.

«Прощай печаль, я долго ждал. Прощай, тебя я разгадал. Ты накрывала пеленой мой мир, играла ты со мной. Прощай, теперь свободен я. Прощай, ну и прости меня. Из тайны сети ты плела, ты силы из меня пила. Прощай, такие вот дела. Прощай, ты выпила меня. Теперь я многое узнал, и сам печали сутью стал. Прощай, и здравствуй навсегда. Прощай, и помни, никогда, тебя уж не оставлю я. Теперь и ты печаль, и я».

– «Голос неба, да кто слышит. Голос неба тише и тише. Хоть бы громом в ясном небе, подай голос, кто б ты не был. Подай голос, как умеешь. Подай голос, коль успеешь. Исцели нас от гордыни. Удержи нас на вершине. Утверди нас в вере верной, убеди нас в правде вечной. Дай нам хлеба, дай нам зрелищ, если сам во что-то веришь. Голос неба еле слышен. Голос неба тише, тише. Бей в набат, и все услышат, да поднимутся на крыши. Пусть хоть раз увидят звезды, да услышат шепот неба. Да узнают, как велик он, кто зажег все эти звезды. Пусть заглянут в эту вечность. Да познают бесконечность. Бесконечность мирозданья, да поймут, чьи мы создания. Пусть поймут, услышав небо те, кто был, и те, кто не был, что пустые их старания – грешным душам назидания. Пусть не ищут там, где нету. Призовут за все к ответу. Что дается, то вернется. Ветер бурей отзовется. Бей в набат, тому, кто слышит, не придется лезть на крыши. Он и в темных подземельях видит звезды, шепот слышит. Пусть кто слышит, тот проснется. На призыв пусть отзовется. Время вышло, войско в поле. Жизнь покорна сильной воле».

– Благодарю, тебя. Так слушай же дальше. И расскажи мне все потом, когда-нибудь, когда я снова потеряю память.

«Не ищи меня здесь, я уже далеко. Я свой сломанный меч закопал глубоко. Сжег последний приют, все разрушил дворцы. Стер следы на песке, в воду спрятал концы. Не ищи, ветер в поле скорее найдешь. Тень от солнца увидишь и сразу поймешь. Тлен и прошлого прах оживает во снах, в настоящее рвется из памяти страх. Не ищи меня здесь, это было давно. Я успел все забыть, но оставил окно. Я смотрю иногда, и вперед, и назад. Только дивный туман застилает мой взгляд. Не ищи, трепещи – вечность смотрит на нас. Вот мигнула, и пробил последний наш час. И шагнем мы в туман, прямо в небытиё. И в дорогу возьмем только имя своё».

…Многие задаются вопросом, кто враг? Наверное, они подсознательно чувствуют наличие врага (что естественно, зная нашу историю). По этой причине, все стараются найти врага понятного, а именно того, с кем, как кажется, есть что делить. И это притом, что любые разногласия могут быть урегулированы с помощью переговоров.

Наличие настоящего, но сокрытого врага, побуждает всех искать врага мнимого, а затем мнимый повод к войне. Так рождаются военные доктрины, то есть не рождаются они на пустом месте! Вот, во что выливается потребность воевать. Бесконечная война всех со всеми. И там и там герои, и подвиги, и великие полководцы, и великие зверства. И попытки обосновать исторической необходимостью бессмысленные убийства.

А может быть они и не бессмысленны, а может быть они необходимы? Ведь лечат кровопусканием? Значит, есть, что лечить? Или эта болезнь не излечима? Зачем нам такая диалектика, такая борьба противоположностей? Где причина наших бед? Где посеяно зерно самоуничтожения? И кем? Думаю, начать стоит с первой битвы.

«Может, завтра умрём не зря – примет жертву нашу заря. Люди будут встречать рассвет, помня – нас не напрасно нет. Мы же, сверху глядя на них, станем думать – как мир стал тих? Биться не с кем – врага уж нет, изгнан нами, очищен свет! Может, завтра умрём не зря – в поле выйдем, мечом разя. Встретим так последний рассвет, чтобы помнили много лет. Враг узнает, как в рубке лих тот, кто в спорах пустых был тих. Пусть не мил станет белый свет, держит пусть он за всё ответ. Может, завтра умрём не зря – примем смерть, миру жизнь даря. Всем докажем – нам равных нет. Будет подвиг в веках воспет. И очистится солнца лик… эй, послушай, чего ты сник? Ты ведь знаешь, что смерти нет или думаешь – это бред? Может, думаешь – всё зазря? Что ворчишь, ты, судьбу коря? Соберись! Скажи страху – нет! За семь бед – всем один ответ! Лучше слушай геройский стих про того, кто в бою был лих! И ещё, вот тебе совет: смерть в бою – просто в рай билет».

– Ты понимаешь, о чем я? Ты уже начинаешь вспоминать?

– Я слушаю. Говори.

«Круг луне солнцу круг, катится все вокруг. День за днем, день за днем скоро и мы уйдем. Снова вернемся в свет, чтобы держать ответ. Вспомним все, вспомним все, что было, не было. Звезды укажут путь и не дадут свернуть. Нам бы так, нам бы так видеть в ночи. И не расслабиться, нет к себе жалости. Все прошло, все прошло, как не крути. Не провожайте нас, нет в этом радости. Нам нести, нам нести долю свою. Тем, кто останется дам совет – правды нет. Слушайте, слушайте тех, кто молчит. Новое дерево вырастет на земле. Всем назло, всем назло будет цвести. Кто соберет тот цвет, станет хозяином всей земли, всей земли ночи и дни. Море поднимется, бездна откроется, час пробьет, час пробьет судного дня. Не позавидуют мертвые тем, кто жив, все поймут, все поймут все про себя. Это есть страшный суд, каждый себе судья и никто и никто не защитит».

– Ты даришь надежду.

«Из темных туч пробьется луч, доставит свет далеких лет. Открой глаза, впусти тот свет, и получи на все ответ. Встань, помолчи, послушай звук и разомкнется вечный круг. И понимание пути придет, ты только не спеши. Из тьмы веков, неудержим, несется времени поток. За ним спешащих мудрецов хоронит он вдоль берегов. Войди в поток, плыви же с ним, не замечая берегов. Твой вечен дух, он без оков способен чувствовать поток. Как вспомнишь времени исток, то сразу станет все равно, в какую сторону идти. Ты сможешь вовсе не идти – нет ни начала, ни конца у бесконечного пути. А сила духа в пустоте, что между звезд, что есть везде. Посланцы звезд благую весть нам принесут. Те души, что умеют ждать, спокойно ждут. Терпенье мертвых, как пример уместно тут. Для сильных духом этих мер не хватит, вдруг».

Случилось, как в старой сказке, умный парень бросил камень или зуб дракона в боевые порядки воинов, и те стали биться друг против друга, забыв о настоящем противнике. А ведь он остался стоять в стороне и ждать результата. Или его забавляет процесс?

Если он был реальным противником для всех изначально, то в чем суть конфликта? Каковы претензии сторон? В сказке враг был немногочислен. Был он так же, чужеземцем. И самое главное, что у него не было никаких шансов. Бросал он камень или зуб дракона. Бросал по совету местной женщины, которая питала к нему чувства. Получается, что она предала своих? Он же входил в группу, которая хотела получить какие-то местные реликвии, которые обладали большой силой (в сказке, он не мог без них стать царем у себя на родине). Что же произошло с воинами?

Глава 7

Представь себя на их месте. Подняли по тревоге, объяснили, что пришли недруги из другого мира, требуют самое дорогое, что есть. То, ради чего все готовы пожертвовать собой. То есть, биться нужно до конца. Этому учили. Это священный долг – охранять реликвии. И вот, враг перед тобой…

Но что-то произошло, боевой настрой перенесся на товарищей. Что бы сделать такое, сначала, необходимо взвинтить до предела боевой дух, сконцентрировать его на себе или на каком-то своем предмете (например, зубе, как вариант). Возможно, на предмете, обладающем свойством притягивания и концентрации такого внимания. А потом, дерзко бросить его в строй воинов. И этот предмет, как зеркало отразит всю агрессию назад, прямо на ее источник. Может быть, еще и в другие стороны или во все стороны, и с усилением. И пока этот предмет будет лежать там, куда его бросил настоящий враг, этот враг может спокойно заниматься своими делами. Мы его не сможем идентифицировать. А может быть, даже увидеть.

Значит, искать врага бесполезно. Необходимо найти тот, брошенный им предмет и обезвредить его. Тогда, о боги, сразу увидим врага! Если же этого не сделать, то война будет продолжаться до победного конца. Я так же думаю, что тот камень или зуб дракона, или камни, и зубы имеют еще одно свойство. Они дают силы сражающимся. И этого свойства не знал враг, а если и знал, то не смог этому ничего противопоставить. Смею предположить, что враг надеялся со всеми быстро покончить и получить доступ к главным реликвиям. Но план не удался. Реликвии не нашлись. Мы продолжаем восстанавливаться.

Это патовая ситуация, все идет по кругу. Возможно, что девушка-советник вела свою игру. Возможно, у нее не было выхода? И она сделала, что могла в той ситуации. Но, может быть, и она не знала до конца всех свойств реликвий, а может и знала, хм. Следовательно, сейчас ситуация совершенно бессмысленная для всех. У врагов нет выхода. Все действуют по привычке. Под видом бесконечной борьбы за ресурсы проводят поиск реликвий, но в результате уничтожаются и ресурсы, и доступ к реликвиям.

Вот в таком мире мы живем. В мире, обреченном на бесконечную битву, которую, возможно, никто не в силах остановить. Даже враг. Возможно, что он не понимает до конца, что происходит и что произошло тогда, в начале. Поэтому, он спокойно идет к своей цели, будучи уверенным, что все идет по его, естественно, плану. Он ведь всех перехитрил. Охмурил или запугал девушку.

Но, сдается мне, что это она его провела. Наверняка ведь, знала свойство камня-зуба дракона. И закольцевала ситуацию. С виду, все, как и хотел враг. Ну, во всяком случае, она для него сделала ну, все, что могла. А на деле? Она сделала все, что бы выиграть время. Наверняка, в том положении, ничего другого невозможно было предпринять.

«Где-то там далеко, всех миров на краю, одиноко стоит на утесе Сосна. Там мы были давно, да забыли уже, что от гнева небес сберегает она. Сберегает и ждет, что мы вспомним, как жить, и как вечную смерть вместе с ней победить. Где-то там далеко, у неистовых волн Пригвожденный к Скале избавления ждет. Он страдает за нас, не принявших огонь, Ненасытный Орел его печень клюет. Они оба наказаны строго за нас, но уверены, скоро настанет их час. Где-то там далеко, на высоком холме Одноглазый Герой ждет, прибитый к Сосне. Он страдает за нас, отказавшихся знать, кто мы есть, почему нам достаточно спать. Он за высшие знания отдал свой глаз, он хотел донести тот источник до нас. Где-то там далеко, на погрязшей в грехе и на залитой кровью, красивой земле, на священном кресте, старым другом прибит, Вольный Солнечный Ветер к нам говорит: «Все когда-то вернется на круги своя, жизнью смерть обернется, уверен в том я». Где-то там далеко, но уже среди нас, Архитектор Вселенной свой пробует глас. Уже вскоре, так громко, чтоб слышали все, Словом кончит все распри на этой земле: «Все оковы падут, к нам вернутся герои. Новый сказочный мир, вмести с ними, построим».

Глава 8

– «Заплати серебром чистых рек и камнями прозрачных гор. Заплати за последний век, заплати, чтобы смыть позор. Долг священный исполни свой, поле брани для жертв накрой. Протяни в заоблачный слой свои руки и мир закрой. Если выгорит в душах свет, слать их к солнцу, причины нет. К чёрным дырам пускай летят, там их встретят и просветят. Там покажут, что тьма и свет друг для друга уж много лет, бесконечным горя огнём светят ночью и светят днём. Если сам же сгоришь свечой, постарайся не стать звездой. Звёзд так много, а ты один, ты над звёздами господин. Ты создатель семи миров, ты строитель семи основ. Ты зажёг и придумал свет, а сейчас, слушай мой совет. Заплати и получишь свободу, брось костёр в ледяную воду. Заплати за себя сполна, ты свидетелем будь, Луна. Если сделаешь, как прошу я живым тебя отпущу. Хоть ты знаешь, что смерти нет, но сначала свой взвесь ответ. Жаль, без смысла наш разговор, для тебя все советы – вздор. Ради битвы готов на всё, жизнь и смерть для тебя ничто. Только кровь может смыть позор, так звучит твой немой укор. Ты опять наточил кинжал, он страшней ядовитых жал. Ты опять мою пустишь кровь, выбьешь глаз и поранишь бровь. Кровожадность твоя глупа, бесполезна и всем вредна. Не оставлю я просто так мир, где богом такой чудак. Ты подумай, назначен срок, в мире всем управляет рок».

– Благодарю.

«Нам одно на всех дано море, нам одно на всех дано горе. И одно на всех было поле, где легли по чьей-то злой воле. Так и было, да так и будет, тот, кто помнит, тот не забудет. А незнающий, пусть, узнает, что да как на земле бывает. Помнишь, сколько чего было, сколько крови водой смыло. Помнишь, черти ходили строем, ангелочки вились роем. Помнишь, боги кусали локти, обломав об нас свои когти. Помнишь, солнце землю ласкало, показалось этого мало. Ополчились тогда войском и собрались на льду скользком. И с ножом брат пошёл на брата, преисподняя была рада. Бились долго да всё без толка, не мог волк одолеть волка. Небеса замерли в страхе, судьба мира решалась в драке. Солнце спряталось за луною, мир окутался мрачной мглою. А на льду, в лужах стылой крови бились люди одной крови. Не мигая, смотрели звёзды, как побоище шло без пользы. В темноте, ни на что, не глядя, избивали друг друга дяди. До сих пор мы не видим света и мольбы наши без ответа. Так напугано битвой небо, что забыло, как с нами пело. Отвернулись от нас и звезды, наплевать им на все угрозы. И, пока не закончим битву, бесполезно читать молитву. Так-то, дядя, такою сказкой тебя потчую я с опаской. Вдруг да вспомнишь, да нож достанешь, да за старое мстить мне станешь. Вот и думай на что нам память, чтобы мудрости нам прибавить, или чтобы, обиды вспомнив, вечно мстить, забывая кто мы».

…И вот, мужчины воюют сами с собой, но восстанавливаются путем перерождений, возможно, даже увеличиваются в количестве (хм, звучит, конечно, двусмысленно). Враг занят делом, то есть поиском. При этом он благодарен ей и уверен, что всех обманул. И что нужно лишь хорошо поискать, и все найдешь.

Он, наверное, и не мечтал о такой возможности. И не думал, что так легко можно отвлечь противника на себя самого. Но здесь интересно другое. Что за выбор был у девушки? Или его вообще не было? Возможно, что она, таким образом, включила аварийный, защитный механизм. Думаю, что это больше всего похоже на правду.

Основная защитная матрица практически разобрана, то есть недееспособна. Ведь на такой случай не могло не быть предусмотрено аварийного механизма. Вот он и был запущен. Наверное, сами военные действия блокируют доступ к местам хранения реликвий. И воевать с нами не надо, мы вроде и сами себя со вкусом уничтожаем, зачем тратить силы?

Возможно, этот план раскрыт. Если так, то массовый приход младенцев на землю, который настолько напугал землян, что страх заставил их убивать не родившихся, говорит о том, что на том свете что-то происходит или будет происходить вот-вот. Я даже помнил, когда. Когда?

Следовательно, враг решил нас реально уничтожить. Наверное, он для этого и проникает, с нашей же помощью, в наш же генетический аппарат. Видимо, это и есть способ влиять на ситуацию на том свете. Либо он понял, что ждать уже бессмысленно, либо он ждать уже не может. И если он это осуществит, то наступит реальный конец. Конец для всех. Жизнь прекратится.

Глава 9

И выход только один. Восстановить матрицу и с помощью главного камня исправить ситуацию. Может ли это сделать кто-то кроме меня? Или без меня? Возможно, что и нет. Но если я сейчас не буду этого делать, то мне нужно уходить. И уходить в короткие сроки, что бы оттянуть развязку. Чтобы не дать покончить с тем светом.

Наверное, там сейчас критическая ситуация. Поэтому, такие сроки для перехода. Из этого следует, что опять ничего не удается сделать. Миссия должна быть свернута, для того, что бы был шанс попробовать в следующий раз.

А что бы он был, необходимо уходить и корректировать ситуацию там. Если, конечно, все не зашло слишком далеко. Вот, наверное, точка возврата и обозначена, иначе может быть поздно. Начнутся необратимые изменения. А здесь мы стоим на месте. Вот и нужно в очередной раз решить – делать шаг или уходить. Если сделать шаг не получится, то программа по сворачиванию миссии должна включиться автоматически. Тогда, в лучшем случае, в следующий раз придется начинать все сначала и возможно с худших позиций. А что, если время, куда мы поместили главный камень, уже наступило? Может ли он стать доступным кому-то еще? И кому?

– «Последний тост, прощальный поцелуй. Мы не скорбим, нам нечего терять. Спасенный мир, друзей священный круг оставим вдруг, нам нечего терять. Безумный ход часов земных забудем мы, нам нечего терять. И звон мечей, и плеск волны забудем мы, нам нечего терять. И яд обид, и мед любви забудем мы, нам нечего терять. В счастливый час, в последний путь проводят нас, нам нечего терять. Хрустальный лед в горах растопим мы и лед в сердцах, нам нечего терять. В потоке вод разбуженной весны утонем мы, нам нечего терять. И солнца свет и блеск луны забудем мы, нам нечего терять. Мы все уйдем за край земли. Покинем мир, нам нечего терять».

– Прости. Прощай…

«Наверное, я умер той весной, возможно, вышел срок и я ушел. Или забыл, как жить, а сам все здесь или проспали боги мой конец. И некому теперь их разбудить, и некому вести в последний бой, звать за собой, чтоб строили миры, в сердца вселяя души и любовь. Я помню, как все было хорошо, как строили вселенную они. Вселенную по плану моему и вдоволь было камня и воды. Ход времени никто не замечал, казалось, его больше чем воды. И, сделав в бесконечности причал, отправились на поиски судьбы. И кто пришел назад, не знаю я, их было не узнать и не спросить. Они казались старше и мудрей, и не о чем нам было говорить. Со скуки вскоре спать они легли, и ночь крылом накрыла их миры. Я знаю, боги могут видеть сны, но как их убедить, что это сны? Как им, уставшим от великих дел, дать знать, что вечный сон не их удел? Что отдых и покой не суть равны и, что не зря в их честь горят костры. И что в них верят и надеются, и ждут, и помнят, как бывали они тут. Не все их стерты временем следы, их берегут последние жрецы. Проснитесь, боги, миру дайте свет – космической зиме придет конец. Откройте знаньям двери в тайный мир, и Правда в вашу честь устроит пир. И мудростью наполнится река, река, что делит мир добра и зла. Не будет там высоких берегов, а будет много бродов и мостов. Я силы дам, я память вам верну, и вспомните Великую Страну. Страну, где каждый знал, зачем живет и сам решал, когда и как умрет. И камни соберете по земле, построите Столицу на холме. И все вернется на круги своя, жаль этого уж не увижу я…».

…В песках скачут всадники. Без еды и воды, потому что они идут со знаниями, они несут энергию, чтобы прикоснуться и отдать… черные рыцари шли на юго-восток, каждый нес в себе частицу целого, чтобы прикоснувшись к чему-то, передать часть целого одному, а прикоснувшись и отдав, развернуться к нему спиной и уйти каждый в свою сторону…

«Век тишины воцарился над миром. Нет больше войн, все солдаты мертвы. Древние боги, что правили миром, смотрят на небе красивые сны. Нет больше солнца, нет больше моря. Нет больше счастья и нет больше горя. Нет больше света, нет больше звука. Вот нам награда, вечная скука. Что ни попросишь, получишь другое. Сладкая мука, что ты такое? Сладкая мука – песня без звука. Правит над миром вечная скука».

Тело осталось одно, пустое, бессмысленное и холодное. В какой уже раз…

Вернуться к оглавлению

Часть I. Ночь Часть II. Караван Часть III. Аджубей Часть IV. За гранью безумия Часть V. Тайга