blackpost

дневники акель

Меню

Ведьмин глаз

фэнтези роман из цикла "хроники черной империи"

Продолжение романа "дом для капраса"

автор akel

Акель (снежный барс)
AKEL

18. Легенды о Черном Камне

За завтраком собрались все, кроме Марка. Как сказал Гюнтер, его молодой коллега общается со швейцарцем, напавшим на меня в Вернигероде.

— Это он пытался сорвать с меня амулет на Брокене? — спросила я.

Мне хотелось убедиться, что Антихранитель обезврежен и почувствовать себя в безопасности.

— Пока не знаем. Прямых доказательств нет, а он сам молчит.

— Осторожность в любом случае следует соблюдать, — резюмировал Алексей. — Аня, старайся не отходить от нас ни на шаг. Теперь давайте обсудим дальнейшие планы. Мы собирались в Баварию. Подземных толчков там больше не было. Автобаны расчистили, движение восстановили. Можно ехать. Или же мы можем еще на один день задержаться в Гарце. Съездить в Гослар посмотреть на алтарь Кродо.

— Гослар очень красивый город, — дополнил Гюнтер. — Если вы не спешите, я бы рекомендовал в него заехать. Когда еще в будет такая возможность?

Все вопросительно посмотрели на меня. Надо было согласовать маршрут с Камнем. Я положила руку на Ведьмин Глаз и спросила совета. Внутренним зрением тут же увидела огромный валун, перегородивший горную дорогу, по которой нам предстояло ехать в Гослар.

Вокруг камня суетились рабочие. Его должны были убрать сегодня ночью. Но сдвинуть валун с места никак не удавалось. Нельзя сказать, что он был слишком тяжелым. Просто Магические Камни отрядили его сторожить проезд. А значит, он не сойдет со своего поста без их приказа. Но лучше было не испытывать терпения стражника.

— Наверное, нам стоит сегодня поехать в Баварию, — неуверенно сказала я. — Сколько у нас уйдет на дорогу?

— Часов за шесть домчим, — ответил Гюнтер.

Внедорожники, на которых мы приехали в Ширке, терпеливо дожидались нас во дворе гостиницы. За руль черного Land Cruiser сел Алексей. С ним вызвалась ехать Маруся.

А мы с Никой поехали на белом Land Cruiser, которым управлял Гюнтер. По дороге он развлекал нас забавными историями и терпеливо останавливался каждый раз, когда Ника находила удачный ракурс для фотосъемки.

— Мы едем в Мюнхен? — спросила Ника.

— Нет, мы едем в Оберзальцберг — любимое место Гитлера, — объяснил Гюнтер. — Рядом с этим городом он выстроил свою знаменитую резиденцию Бергхоф с чайным домиком Орлиное гнездо. Слышали о ней, конечно?

— Конечно, слышали, — ответила Ника, просматривая сделанные в дороге фото. — Н я знаю о ней очень мало. Только то, что это почти на границе с Австрией и там очень живописно.

— Да, места там красивые, — продолжал Гюнтер. —  Хотя для Гитлера это было не определяющим фактором. На сто процентов не можем утверждать, чем он руководствовался, подбирая место для резиденции. Но зная его нездоровое увлечение эзотерикой, можно предположить, что его притягивала гора Унтерсберг. Он даже завещал похоронить себя у ее подножия. Ехать нам еще долго. Хотите расскажу?

Эта гора находится между австрийским Зальцбургом и немецким Берхтесгаденом. Далай Лама назвал эту гору «сердечной чакрой Европы».

Существует несколько версий, откуда произошло название Унтерсберг. По-немецки «untern» означает полуденный прием пищи. Солнце поднималось над горой около двенадцати часов и жители Зальцбурга знали, что пора перекусить.

По другой версии, «Berg der Unteren»  означает «гора, уводящая (уносящая жизнь) людей».

По народному поверью, на горе живет Wilde Jagd, что означает Дикий Охотник. Это Черный Всадник, который проносится над землей в сопровождении Неистового Войска (Wütenden Heer). Это мертвецы, пришедшие на землю ради Охоты. Их появление вызывает сильнейшие снежные ураганы. Особенно они страшны в дни Рождества.

С этим местом связано много легенд. Одна из них о германском короле и римском императоре Карле Великом. Говорят, что в одной из укромных пещер Унтерсберга легендарный Король спит крепким сном в окружении своего войска и многочисленного двора.

Раз в сто лет Карл просыпается и отправляет своего слугу-гнома проверить обстановку наверху. Если гном возвращается и докладывает, что видел воронов (по другой версии, желтоклювых альпийских дроздов), летающих над Унтерсбергом, то Король снова засыпает.

В другом варианте легенды, Карл со своим войском окончательно пробудится ото сна, когда его борода трижды обернется вокруг мраморного стола, стоящего перед троном, на котором он уснул.

Похожие легенды существуют и о кайзере Фридрихе Барбароссе. Когда его борода совершит три витка вокруг стола, кайзер проснется, чтобы принять участие в Последней Битве. Кстати, состояться это решающее сражение должно на поле Вальсерфельд, где сейчас располагается аэропорт Зальцбурга.

По другой легенде, Барбаросса найдет на этом поле щит для Последней Битвы. Этот артефакт должен висеть на древнейшей груше. Ствол дерева к тому времени будет уже не раз срублен, но корень останется жив и не перестанет давать юные побеги.

— То есть, Последняя Битва должна состояться у подножия горы Унтерсберг? — уточнила я.

— Да, если верить легендам.

— Туристы гору должны были уже несколько раз вдоль и поперек прочесать. Не находили спящего Карла Великого? — пошутила Ника.

— Как ни странно, Унтерсберг еще плохо изучен. В некоторые места у туристов нет доступа. Внутри горы более четырехсот пещер. Считается, что это норы драконов, стерегущих сокровища. В них очень легко заблудиться. Поэтому они закрыты, а часть территории горы огорожена. Нельзя исключить, что где-нибудь и есть старые захоронения римских императоров. Тем более, останки Карла Великого исчезли, никто не знает, где они. Утеряны. Как и останки Фридриха Барбароссы.

Описаны случаи, когда люди пропадали в окрестностях горы, а потом неожиданно возвращались через десятки лет ничуть не постаревшими. Рассказывают, что однажды так исчезла целая свадебная процессия. Молодожены с родственниками, односельчанами и музыкантами заблудились в горах по пути из одной деревни в другую. А через 500 лет они вышли вышли из пещеры даже не заметив, что прошло столько времени.

Интересно, что эти загадочные явления продолжают происходить и в наши дни. Только теперь заблудившихся туристов находят совсем в других местах земли. Не исключено, что и в старые времена такие бедолаги путешественники оказывались на других континентах. Только, скорее всего, окружающие их принимали за сумасшедших и в рассказы не верили.

В 1987 году был нашумевший случай. Потерялась молодая пара из Мюнхена и их подруга. Молодые люди пошли прогуляться по горе, а свой автомобиль оставили на ближайшей парковке. Через несколько дней родственники заявили об их пропаже. Местные власти организовали широкомасштабные поиски, но тел так и не нашли.

А через три месяца пропавшие сами неожиданно связались с родственниками. В этот момент они находились на круизном лайнере, курсирующем по Красному морю. Как они там оказались, полицейские выяснить не смогли. А сами они ничего не помнят.

После этого случая информация о подобных телепортациях уже не попадала в прессу. Зачем создавать ажиотаж? Как правило, такие истории не отпугивают искателей приключений, а только привлекают. Поэтому афишировать их не стоит.

— Я не могу поверить в эти сказки, — возмутилась Ника. — Гюнтер, неужели ты воспринимаешь подобные байки всерьез?

— Конечно, всерьез, — слегка обиженно ответил Гюнтер. — Специальные ведомства ведут детальные расследования каждого необъяснимого случая. Я сам видел их материалы. Люди, действительно, перемещались во времени и пространстве. Статистику начали вести еще в Аненербе. Но тогда трудно было отследить географические перемещения. А сейчас мы имеем такую возможность.

В Аненербе были уверены, что подобные аномалии “дело рук” легендарного Черного Камня, который спрятан в одной из пещер Унтерсберга. По преданию, этот Камень преподнесла в дар людям Великая Богиня Исида, мать Хора.

Случилось это примерно в 1226 году. Великая Богиня появилась перед рыцарем ордена Тамплиеров Гумбертом в наряде всадницы и с остриженными волосами. Черный Камень был завернут в ее прекрасные волосы. Его следовало положить в золотой сосуд и спрятать в укромную пещеру горы Унтерсберг. По другой версии, в тайное хранилище, находящееся подо дном озера.

Камень Исиды был размером примерно 17 сантиметров. Цвета черно-лилового или просто черного. Гумберт назвал его Илуа. Это одно из имен шумерского Бога Грозы и Бури Ишкура.

— Черно-лиловый как Ведьмин Глаз? — перебила я Гюнтера.

— По описанию очень похож. Только Илуа побольше. 17 сантиметров — очень крупный камень.

Но Исида только этими двумя дарами не ограничилась. Вместе с Камнем и волосами она передала Гумберту еще зеркало и кинжал. Эти волшебные предметы тоже следовало хранить вместе с Черным Камнем.

Со своими верными друзьями Гумберт спрятал дары в указанное Исидой место и поклялся охранять его. Так был образован орден «Владык Черного Камня» (DHvSS).

Несколько веков об этом ордене ничего не было известно. А примерно в 1917 году он был возрожден в гитлеровской Германии.

— Гитлер нашел Илуа?!

— Да, нашел. Но кристалл мистическим образом исчез. Это случилось перед  первым ритуалом, который Гитлер собирался с ним провести. Жрецов Черного Камня, которые могли быть причастны к пропаже, пытали в Гестапо. Никто из них не признался, что взял его.

— Когда это произошло?

— В конце 1942 года.

— Это же был переломный момент в Великой Отечественной войне, — воскликнула Ника.

— Да. Теперь понимаете, насколько важно его найти сейчас? Девочки, хочу предупредить. Вся информация про Камень Исиды  только для внутреннего пользования. Ника, прошу, не пиши об этом статьи в газеты.

— Не волнуйся, Гюнтер. Я умею хранить тайны.

— Алексей говорил, что нам надо найти Камень, который потерял Гитлер. Он имел в виду Черный Камень? — спросила я.

— Думаю, да. Другие Камни у фюрера в Баварии не пропадали.

Я задумалась, глядя в окно. Мы уже выехали из Гарца. Живописные горные ландшафты остались позади. Теперь наш автомобиль мчался по скоростному автобану. Серый, однообразный пейзаж не радовал глаз. Пасмурное небо тяжело нависало над дорогой, навевая тоскливые мысли.

Я положила руку на амулет и постаралась разбудить Ведьмин Глаз. Но спросонья Камушек вяло потягивался, не желая со мной разговаривать. А я хотела узнать у него про Камень Исиды.

— Скажи, почему Исида приказала положить Черный Камень в золотой сосуд? — допытывалась я у Ведьминого Глаза. — Кажется, так хранят резервные Камни, которые на время выключены из Круга.

— Значит, он тоже был выключен. А чтобы Камню слаще спалось, Богиня обернула его своими волосами, — нехотя ответил Ведьмин Глаз.

— Зачем она велела хранить рядом с ним зеркало и кинжал?

— Это реликвии, которые следовало передать Хранителям, которые придут за Камнем.

— Владыки Черного Камня должны были указать Хранителям место, где лежит Камень?

— Нет, не думаю. Хранителям не нужны указания Владык, чтобы найти Камень. Он сам указывает дорогу к себе. Орден понадобился, чтобы сохранить легенду. Его жрецы были призваны изучать историю Черного Камня, вести летопись его деяний. Ведь это один из самых прославленных Камней Круга, ему полагается иметь личных жрецов.

— Как же Гитлер нашел Камень? Разве он был Хранителем?  

— Он был игрушкой в руках Малфа.

— Малф тогда был на Земле?! — удивилась я.

— Малф и сейчас здесь. Он Антибог, главный из пришельцев, которые согласились смешаться с человеческой расой. И он очень силен. Главари инопланетян никогда не уступали в силе Богам землян. Часто даже превосходили.

— Почему же они до сих пор не победили в этой войне?

— Земные Боги умеют любить. Это чувство наполняет энергией Обережный Круг. Любовь так же важна для Земли, как и Магические Камни.

— Любовь делает наших Богов более сильными.

— Любовь добавляет силы. Поэтому враги пытаются отучить людей любить. Внушают, что это вредное чувство, оно только мешает человеку беззаботно жить. Многие люди поддаются на их агитации. Только враги никогда не скажут правды: душа, не источающая любовь, не перерождается в новом теле. Она выбраковывается Обережным Кругом, как нежизнеспособная. Паразиты, не нужные планете. Они только потребляют земные блага и ничего не дают взамен.

— А как же Малф и прочие пришельцы? Разве они умеют любить?

— Они изначально другие. Поэтому и смогли взломать Обережный Круг. На них не действует закон выбраковки. Но эта возможность доступна лишь небольшой части пришельцев, их элите. Только тем, у кого генетический код остается в большей степени инопланетным.

Я хотела еще расспросить Камень о пришельцах. Но неожиданно разболелась голова. Она напряженно пыталась осмыслить откровения Ведьминого Глаза.

Чем больше я узнавала, тем больше осознавала свое невежество. Меня даже начала мучить совесть. Уже полгода я Хранительница, а знаю о Камнях и Обережном Круге ничтожно мало.

Камни не раз упоминали, что на Земле присутствуют и другие мыслящие формы жизни, о существовании которых люди не догадываются. Но я совершенно не представляла, как они могут выглядеть и где обитать.

Я спрашивала Кару о наших соседях по планете. Но он лишь отшучивался. Мне оставалось лишь запастись терпением и ждать, когда загадка откроется сама.

19. Врил

К вечеру мы добрались до Оберзальберга. Гюнтер договорился, что мы остановимся на гостевой вилле его друзей. Она располагалась в горах, недалеко от Бергхофа — бывшей резиденции Гитлера.

— Эту дорогу построил Мартин Борман, — объяснил Гюнтер, пока мы поднимались к вилле извилистым горным серпантином. — Он ко всему здесь руку приложил. Облик местности изменил до неузнаваемости. В сороковых годах Оберзальцберг стал фактически второй столицей Германии после Берлина. Здесь жили все приближенные Гитлера, проводились встречи на высшем уровне. Отсюда фюрер управлял наступлением фашистских войск на Советский Союз.

— Что сейчас с этой резиденцией?

— От нее ничего не осталось. В апреле 45-го года американские самолеты разбомбили все постройки. А руины разобрали и вывезли, чтобы даже кирпичика от гитлеровской резиденции не осталось. Это объяснялось тем, что хотели стереть память о фюрере. Конечно, даже после такой зачистки о Бергхофе никто не забыл. Даже наоборот, интерес к этому месту с годами только растет.

В лесах до сих пор попадаются обломки бетонных плит, оставшихся после бомбардировок. Но это остатки хозяйственных построек или домики прислуги.

— Но в резиденции Гитлера был подземный бункер, рассчитанный на бомбардировку, — напомнила Ника. — Наверняка, он не пострадал.

— Он достался американцам со всем содержимым, — ответил Гюнтер. — Советских военных они и близко к тайнам фюрера не подпустили.

Когда мы подъехали к нашему отелю в Оберзальберге на улице уже стемнело. Сказочные баварские пейзажи, вдохновляющие Гитлера, увидеть не удалось. В свете фар можно было разглядеть только темный, вековой лес и снежинки, лениво парящие над дорогой.  

Гостевой дом, в котором нас поселили, искусно подсвечивался фонариками. Он был похож на сказочную избушку. Белый оштукатуренный фасад двухэтажного здания украшала яркая роспись. Под красной черепичной крышей висели оленьи рога. Резные, темного дерева балконы тянулись по всему периметру дома. Я представила, как летом они утопают в цветах. В окошках первого этажа переливались рождественские гирлянды.

К нашему приезду хозяева виллы приготовили ужин. Почуяв аппетитный запах рульки с квашеной капустой, мы с Никой и Гюнтером бросили чемоданы в комнатах и спустились в столовую. За время поездки сильно проголодались.

Следом за нами к дому подъехали и Алексей с Марусей. Когда они вошли, мне показалось, что у Маруси заплаканные глаза. Я постаралась тактично выяснить, не произошла ли в пути какая-нибудь неприятность? Но подруга ответила, что все замечательно, просто они немного заблудились на горной дороге и потому задержались. А глаза у нее всегда немного слезятся на морозе.

В гостевом доме расположилась только наша компания. Хозяева, дородные радушные баварцы, накрыли праздничный стол и тактично удалились.

За ужином Гюнтер снова завел речь о Черном Камне.

— Нацисты считали черный цвет самым магическим из всех, — начал он, прихлебывая из кружки темное пиво. — Кроме “Владык Черного Камня” в недрах тайного общества Туле были воссозданы ордена тамплиеров “Черные рыцари” и “Черное Солнце”. Эти ордена были немногочисленны. В них входила лишь элита СС. Кстати, знаете, что означает название СС?

— Никогда не задумывалась, — ответила Ника. — Это аббревиатура. Только не знаю, от каких слов.

— Да, аббревиатура. Но интересно, что нацисты старались употреблять ее только как имя собственное (die SS) и избегали расшифровки. По официальной версии, SS придумал Герман Геринг. Это означало Schutz-staffel (“эскадрилья прикрытия”). Авиационный термин. Но было распространено мнение, что эта расшифровка и есть прикрытие другого, тайного значения. Наиболее вероятно, что SS означало Schwarz Stein, то есть Черный Камень, Камень Исиды. Или Schwarze Sonne — Черное Солнце. Тем более, форма у эсэсэвцев была черная. А во главе организации стоял Генрих Гимлер, который фанатично поклонялся Черному Солнцу. Нацисты считали, что этот символ олицетворяет энергию, которая поможет им овладеть миром.

— Слышала, Черное Солнце очень древний знак. Кажется, он был известен еще шумерам? — спросила я.

— Вполне возможно. Интересно, как этот знак интерпретировали нацисты. Члены тайного ордена Черным Солнцем называли Илуа, Камень Исиды. Он же Священный Грааль. Он же тайный атрибут Бафомета. Но вы не увидите Черного Камня на общедоступных изображениях Бафомета, которые растиражированы в интернете. О нем знают лишь посвященные. Камень находился у него под волосами и символизировал мужское начало. Как известно, Бафомет был андрогином. Поэтому рядом с Черным Солнцем располагался другой Камень, генерирующий женскую энергию. Интересно, что Черный Камень одновременно связывают и с Исидой (шумерской Иштар), и с Илуа (Ишкуром). В шумерской мифологии они были супругами. И Черный Камень плод их любви, соединивший в себе мужское и женское начало.

— Мне кажется, Черный Камень — это ключ к энергии Черного Солнца, — предположила я. — Они едины, но при этом не одно и то же.

— Возможно. Эту энергию нацисты называли Врил. Впервые о ней упомянул оккультист Эдвард Бульвер-Литтон в научно-фантастическом романе “Грядущая раса”. Книга была издана в 1871 году. В ней рассказывалось о сверх-цивилизации, живущей под землей. Ее представители имели доступ к энергии Врил, дарующей обладателю неисчерпаемые возможности. С ее помощью можно было овладеть всем миром.

Многих оккультистов книга Бульвер-Литтон вдохновила на поиски ключа к этой силе. И в 1919 году было создано тайное общество Врил.

Врил был внутренней, тщательно законспирированной организацией в недрах общества Туле. Документы, рассказывающие деятельности Врил, засекречены по сей день. Все публикации, которые можно найти в открытых источниках, основываются на непроверенных слухах и домыслах авторов. Девушек, входивших в состав Врил, современные авторы называют либо медиумами, либо куртизанками, обслуживающими элиту Третьего Рейха.

Одним из основателем общества была Мария Оршич. Молодая, редкой красоты женщина. Она утверждала, что с ней вступили в контакт представители цивилизации Альдебарана из созвездия Тельца. Они якобы раскрыли ей информацию, необходимую для строительства дискообразных летательных аппаратов.

В Германии уже велись разработки летающих дисков. Но ощутимого прорыва ученые не добились. Помощь инопланетян была очень кстати.

Члены Врил утверждали, что Шумерская цивилизация была создана альдебаранцами. Когда солнце Альдебарана стало расширяться, планета оказалась непригодна для жизнь. Беднягам пришлось покинуть родину. Земляне приютили их. На бесплодных землях Месопотамии пришельцы основали свою колонию, которую назвали Шумер. По версии Врил, арийцы являлись потомками альдебаранцев. Поэтому древний шумерский язык практически идентичен альдебаранскому и очень похож на современный немецкий. Само название энергии Ври-Ил с шумеро-альдебаранского переводится “подобный Илу (Богу Грозы и Бури)”.

Символом общества стала молния Исаис. По легенде, такой же знак  был изображен на копье Саргона — царя Древнего Шумера. Молния важный атрибут Бога Грозы и Бури. Поэтому закономерно, что основатели Врил выбрали этот символ.

Ведьмин Глаз. Продолжение 3

Исследователи спорят, что значит имя Исаис. Это имя Бога, Богини или свойство молнии? Возможно, так называли Исиду. Но полной уверенности нет.

Кроме разработки летательных аппаратов Врил собирали сведения о соседних с Альдебараном планетах, условиях жизни на них и способах адаптации людей к новой среде обитания. Гитлеровцы всерьез планировали колонизацию этих планет.

Информация добывалась в прямом контакте с представителями Альдебарана. Девушки-медиумы с помощью ритуалов, посвященных Богине Исиде (Иштар) входили в транс и получали необходимые сведения.

Не сохранилось сведений, был ли в распоряжении девушек Камень Исиды, могли ли они использовать его в своих ритуалах? Но многие члены “Владык Черного Камня” также входили в общество Врил. Возможно, доступ к Камню у медиумов был.

По шумерским традициям, к обрядам Иштар допускались только молодые красивые женщины. Поэтому дамы во главе с Марией Оршич в обществе Врил играли ведущую роль.

Обязательным атрибутом медиумов были длинные густые волосы. Они выполняли роль астральных антенн, а также символизировали волосы Исиды, в которые она завернула отданный тамплиерам Черный Камень. Во время обрядов девушки распускали волосы. А в остальное время собирали в “конский хвост”.  

В сороковых годах женщины в Германии почти не носили длинные волосы. Это считалось несовременным и даже неприличным, не соответствующим образу добропорядочной фрау — матери семейства. Тем более не существовало моды на “конский хвост”. Поэтому роскошные прически девушек Врил казались вызывающе необычными.

Современных женщин может удивить, но “конские хвосты” вошли в обиход только в 60-х годах. Эту моду ввела Бриджит Бордо, а за ней подхватили и остальные. Были ли стилисты актрисы знакомы с изображениями девушек Врил? Знали ли, что этой прическе медиумы придавали сакральное значение?

Ведьмин Глаз. Продолжение 3

На эмблеме общества изображены две самые важные дамы Врил: Мария Орзич и Трауте. Если Мария была просто очень красива, то Трауте была красива поразительно, даже неестественно. Среди современных топ-моделей таких красавиц не найти.

Обе девушки обладали идеальными фигурами. У обеих были пышные, доходящие до пят волосы. Мария была блондинка, Траубе — брюнетка. Отлично образованные, они поражали элегантными манерами и безупречным вкусом. Изысканность и аристократизм были отличительными качествами всех девушек Врил.

Ведьмин Глаз. Продолжение 3

Разработка дискообразных летательных аппаратов продвигалась на удивление быстро. “Тарелки” действительно летали.  Девушкам выделили летно-испытательное поле под Бранденбургом и подземные производственные площади.

Ведьмин Глаз. Продолжение 3

Штаб-квартира общества находилась в Мюнхене. Основные контакты с альдебаранцами происходили в Баварии, возможно в Оберзальцберге. Информация приходила девушкам на непонятном языке. Они записывали ее знаками, похожими на шумерскую клинопись. Расшифровкой откровений занимались лучшие лингвисты и технические специалисты.

За время существования Врил было построено несколько летательных аппаратов. Их двигатели должны были работать на энергии Врил. Вкладывая огромные средства в этот проект, нацисты были уверены, что в скором времени получат доступ к этой легендарной энергии.

Слушая рассказ Гюнтера, мы с ребятами с интересом рассматривали принесенные им архивные фотографии. Девушки Врил, действительно, казались необычайно красивыми.

— Почему их называют элитными куртизанками? — спросила Ника.

— Общество практиковало любовную магию Иштар. Считалось, что носителями Врил могут быть только женщины. А мужчины, чтобы  приобщиться к этой энергии, должны вступить с ними в физический контакт. Достойны этой чести были лишь самые высшие чины СС.

— На этой фотографии изображена Исида, скачущая на Пегасе? И в правой руке у нее Камень? — уточнила я.

Ведьмин Глаз. Продолжение 3

— Да, это и есть Черный Камень.

— Что с девушками стало после войны?

— Весной 1945 года они исчезли вместе со наиболее важной технической документацией.

— Гюнтер, ты рассказал нам все, что знаешь о Врил? — спросила Ника.

В ее голосе я почувствовала профессиональный журналистский интерес.

— Нет, конечно. Я рассказал только то, что уже просочилось в открытые источники. Никакую секретную информацию я вам не выдал. Можете спать спокойно.

— Надеюсь, девушки Врил улетели на Альдебаран, как и собирались, — сказал Алексей. — Но мы уже засиделись. А завтра трудный день. Давайте заканчивать ужин, расходиться по комнатам и отдыхать.

Спать мне не хотелось. Зато не терпелось поговорить с Ведьминым Глазом. Узнать у Камня о здоровье Кары и расспросить о загадочных девушках-медиумах.

20. Пробуждение Карла

Придя в свою спальню, я первым делом взглянула в окно. Надо было настроиться на контакт с Камнем. Общение с ним давалось сильным напряжением душевных сил. После беседы я обычно испытывала эйфорию, прилив счастья. Но разбудить Камень и сподвигнуть на разговор иногда было очень непросто. И меня всегда мучил страх, вдруг на этот раз Ведьмин Глаз не захочет проснуться.

Я плохо понимала, как работает наша с ним связь. Не знала, что он ждет и хочет от  нее. Для меня Камень стал глазом в непознанный мир Обережного Круга. А кто для него я?

Было уже около полуночи. На ясном альпийском небосводе приветливо подмигивали звезды, луна томно освещала лес. Вдали угадывалась неровная гряда горных вершин.

Далеко внизу между стволов деревьев промелькнули яркие огоньки фар. Они то вспыхивали, то неожиданно затухали. Видимо, машина быстро ехала по горному серпантину, то и дело меняя направление.

Свет фар уверенно приближался к нашей вилле. На парковке во дворе вспыхнули фонари. Я плотнее прижалась к стеклу. Машина остановилась возле домика хозяев. Из нее вышли двое мужчин и скрылись за углом. Казалось, в этом событии не было ничего особенного. Возможно, это подъехали туристы или сотрудники отеля. Но при их появлении Ведьмин Глаз встрепенулся и начал нагреваться.

Меня охватил легкий страх, голова закружилась. Мой небольшой опыт общения с Камнями подсказывал, что так они реагировали только на приближение Хранителей. Кто же это приехал?

Я отошла от окна и присела в кресло. Поскольку Камень проснулся, можно было начинать с ним разговор.

— Как Кара? — спросила я, поглаживая Ведьмин Глаз.

— Между мирами. Скоро он определится.

— Куда же он направится?

— Назревает Последняя Битва. Малф уже вылетел из Коста-Рики. Скоро будет на месте.

— Неужели, все так серьезно? Что я могу сделать, чтобы подготовиться?

— Надо успеть разбудить Черный Камень и склонить его на свою сторону. Он спит в пещере, завернутый в волосы жрицы. Мы покажем к нему дорогу.

“Надо срочно ехать к Камню”, — решила я и вскочила с места.

Быстро собралась в дорогу и пошла будить Алексея.

— Нам надо срочно ехать в горы искать Камень, — сумбурно объяснила я свой поздний визит. — Только давай не возьмем с собой Гюнтера. Какой-то он сомнительный, не могу ему доверять.

— Поехали, если надо, — сонно зевая, согласился Алексей. — Но помощь Гюнтера нам может понадобиться. После землетрясения кое-где остались завалы, горные дороги оцеплены. А он договорится с местной полицией, если что.

— Мы попросим Камни освободить нам дороги.

— Это я понимаю. А если мы наткнемся на полицейских? Германия — не Россия, здесь мои полномочия не подействуют. И путешествуем мы как частные лица, туристы. Нас даже слушать никто не станет, просто не пустят в закрытую зону. Еще и арестуют, если будем сопротивляться.

— Хорошо, — вздохнув, согласилась я. — Буди его. А я спрошу, может девочки с нами поедут?

— Ладно, ты буди Нику. А я Марусю и Гюнтера. Встречаемся через десять минут у машины.

Когда я пришла к Нике, она рассматривала на ноутбуке отснятые по дороге фотографии и спать еще не ложилась. Выслушав меня, она тут же с энтузиазмом согласилась ехать в горы.

— Я сейчас соберусь, — тут же начав одеваться, сказала она. — Хорошо бы сделать репортаж на фоне полицейских оцеплений, взять у кого-нибудь интервью. Редактор ждет от меня новостей о землетрясении, а мне и рассказать нечего. Кстати, Анечка, пока посмотри фотки, которые сегодня сняли. Очень удачные получились, хоть на обложку журнала бери.

Я подошла к раскрытому ноутбуку и посмотрела на экран. На нем красовалась последняя отснятая сегодня фотография. Это был наш гостеприимный баварский отель. Ника крупным планом сняла его расписанный фасад. Красивый седовласый мужчина полулежал в кресле, застеленном пурпурным покрывалом. На его голове была надета золотая корона с крупным голубым камнем. Под изображением готическим шрифтом было выведено: “Karl der Große”.  Неужели, Карл Великий? Хотя нечему удивляться — Гюнтер рассказывал, что баварцы любят расписывать свои дома библейскими и сказочными сюжетами.

Ника оделась и мы вышли во двор дома. Алексей, Гюнтер и Маруся уже ожидали нас, прогревая машину. Ехать решили на черном внедорожнике. За рулем сидел Гюнтер.

Перед тем как сесть в джип, я еще раз взглянула на фасад дома, искусно подсвеченный фонариками.

Удивительно, но Карл Великий на картине уже не спал! И он не полулежал, а гордо восседал на троне и пристально смотрел на нас. Камень в его короне из голубого превратился в черный.

— Ника, сними дом еще раз, — попросила я подругу.

— Ой, камеру не взяла! Подключила к ноутбуку и забыла положить в сумку. Можно я за ней вернусь? Пожалуйста! Что я без камеры буду делать? И телефон у меня почти сел.

— Нет, девочки, у нас уже нет времени, — дав Гюнтеру сигнал трогаться, напомнил Алексей.

Ника обиженно откинулась на спинку сидения.

21. Черная дыра

Машину вел Гюнтер, меня посадили рядом с ним, чтобы указывала дорогу.  Поначалу я растерялась, не зная куда ехать. Но потом Ведьмин Глаз проснулся и стал предупреждать о поворотах.

Дороги были расчищены от снега, луна озаряла верхушки вековых елей. Мы петляли по горным серпантинам, проезжали мимо нарядно освещенных деревушек. Камень уверенно вел нас вперед, как заправский навигатор.

— Перед нами перекресток, — сообщила я. — Надо свернуть на закрытую дорогу.

Действительно, через пару минут мы уперлись в развилку. На нужной нам дороге стояли заграждения и висели знаки, предупреждающие об опасности. Гюнтер отодвинул их в сторону и мы поехали дальше.

Двигались медленно, чтобы не наткнуться на упавшие камни. Но, похоже, дорожники уже успели расчистить завалы. На дороге лежал лишь один огромный валун, который Ведьмин Глаз и показывал мне в видении. Значит, движемся в правильном направлении.

Машина остановилась. Мы с Алексеем подошли к валуну. Я стряхнула с камня снежную шапку и положила руки на его холодную шершавую поверхность. Сосредоточившись, мысленно попросила его уйти с дороги и пропустить нас.

Несмотря на свою громоздкую и мрачную внешность, Камень оказался на удивлению дружелюбным. Он обрадовался возможности пообщаться, словно заскучавший щенок. Я чувствовала, что ему хотелось поболтать. Он уже начал показывать мне картины из далекого прошлого Земли, хранившиеся в его памяти.

Я увидела гигантские деревья. Их стволы были размером с дом, а в ветвях жили первобытные люди. Низкорослые, покрытие шерстью, они походили на обезьян. Понимали язык камней и деревьев, новости о жизни других землян узнавали от ветра и дождей. Ночами слушали песни звезд. Они во многом превосходили современных людей. Но были слишком дружелюбны и не умели защищаться. Потому почти все погибли во время войны с пришельцами. Кто-то из них успел спрятаться в пещеры и уйти в подземелья. Но почти каждую ночь они выходили из своих укрытий и продолжали слушать песни звезд…

— Аня, времени нет, — теребил меня за плечо Алексей. — Как валун будем убирать?

Камень сам плавно приподнялся над землей. Не прикладывая никаких усилий, словно пушинку, мы сдвинули его на обочину.

“Что же стало с тем народом?” — мысленно спросила я валун, перед тем как сесть в машину.

“Тебе интересно? Спроси моих братьев, они расскажут”, — послышался ответ.

А я думала, что Камни очень скучают без общения с людьми. Им есть, что нам поведать. Только слушать их никто не хочет.

Пропустив нас, валун снова приподнялся над землей и, словно страж, снова встал посреди дороги.  

— За нами теперь никто не проедет, — задумчиво сказал Алексей.

— Проедут, если смогут договориться с Камнем, — ответила я и вспомнила о загадочных гостях, приехавших ночью в наш отель. Почему Ведьмин Глаз отреагировал на их появление? Надеюсь, это были не Антихранители, а кто-то из своих.

— К Унтерсбергу подъезжаем, — заметил Гюнтер.

Мы свернули на узкую, засыпанную снегом лесную дорожку. Было видно, что дорожники ее уже давно не расчищали.

— Думаю, мы на джипе мы здесь проедем. Но если начнется снегопад, метель,  то точно застрянем,- предупредил Алексей. — Ань, нам далеко еще ехать?

— Почти приехали.

Ведьмин Глаз показал, где следует остановиться. Всей компанией мы вышли из машины. Гюнтер достал фонарик и осветил окружающие скалы. В одной из них виднелся узкий вход в пещеру.

— Кажется, этот вход и нужен, — неуверенно сказала я, проваливаясь в снег у обочины дороги. — Только не ходите за мной.

По пояс утопая в снегу, я кое как доплелась до пещеры. Ребята развернули джип так, чтобы осветить мне дорогу фарами. Добравшись до темнеющего входа, я в нерешительности остановилась.

Понимала, что надо обязательно зайти внутрь. Мы затем и ехали среди ночи по опасным горным дорогам, чтобы попасть в эту пещеру. Но все равно мне было панически страшно даже приблизиться ко входу.  

Я с детства не отличалась смелостью. Боялась, что в темноте меня подстерегают призраки. Казалось, ночами все самые страшные привидения загробного мира собираются возле моей кровати и ожидают, что я случайно высуну из-под одеяла ногу или руку. Знала, что ни утащить к себе, ни даже ущипнуть они меня не смогут. Но страх все равно не оставлял.

Еще боялась, что проходя ночью мимо зеркала, я увижу в нем чужое отражение. Боялась, что среди ночи вдруг хлопнет входная дверь и скрипучие шаги невидимки приблизятся к моей кровати.

Когда повзрослела, страх перед темнотой никуда не делся, он стал только менее острым. Иногда я забывала о боязни зеркал и среди ночи спокойно проходила мимо них. Но стоило мне посмотреть страшный фильм или услышать историю о привидениях, как детские страхи снова возвращались.

Когда бабушка умерла, я переехала от мамы в квартиру на Белорусской, которая досталась мне от бабушки в наследство. И тут же завела собаку. Почему-то была уверена, что призраки не станут нападать на меня в присутствие верного пса Рича.

Теперь же, стоя перед входом в пещеру, я вспоминала свои детские страхи. Больше всего мне хотелось рвануть к друзьям, к ярко освещенной машине, и умчаться подальше от этого страшного места.

— Привет, — услышала я за спиной ласковый голос Кары.

Его фигура, укутанная черным плащом, заметно выделялась в свете фар.

— Кара, привет! Как ты? — обрадовалась я.

— Пойдешь со мной?

— Пойду. А куда?

— По дороге расскажу. Идем.

Его тень скользнула ко входу. Я пошла следом.

— Помнишь про Яспис и Сардис? — спросил он, заплывая в пещеру. — Сейчас ты с ними встретишься.

Забыв обо всех своих страхах, я поспешила за ним.

За входом начинался прямой, явно рукотворный тоннель. Высотой он был метра два, и шириной такой же. Но постепенно сужался и становился ниже. На полу кое-где лежали камни. Чтобы не споткнуться о них и не удариться головой о потолок, я включила фонарик, который предусмотрительно мне дала Маруся, когда я направилась к пещере.

Тень Кары парила рядом. Неожиданно тоннель закончился, стены расступились и мы оказались в просторном зале с гладкими ровными стенами.

Впереди виднелась ниша. С одной стороны от нее тускло мигал красный огонек, с другой — зеленый. Подойдя ближе, я разглядела, что это Магические Камни.

— Это Арка, — объяснил Кара, указывая на нишу.

Я осветила ее фонариком.

— Но за ней нет прохода, там стена!

— Нет, посмотри лучше.

Я направила луч в нишу между Камнями. Свет не отражался обратно.

— Это черная дыра, — объяснил Кара. — Чувствуешь, как она засасывает? В нее надо зайти.

Протянув руку, я ощутила сильное притяжение.

— А она выпустит меня обратно? — спросила я, в страхе отступив на шаг назад. — Или сразу раздавит?

— Это портал для перемещений во времени.

— Зачем мне в другое время?

— В другом времени спрятан Черный Камень. Он нужен нам. Враги хотят начать Последнюю Битву. Спешат, пока мы не набрались сил. Их надо остановить.

— Кара, я не понимаю тебя. Как можно что-то спрятать в другом времени?

— Время — координаты в пространстве. Мир людей движется по шкале времени в одном направлении и с определенной скоростью. А мы можем перемещаться в любую сторону по любой шкале. Это очень удобно, если нужно что-то спрятать. Люди и предметы тоже могут случайно попадать во временные переходы. Бывает с тобой такое, что теряешь вещь и долго ее не можешь найти, а она потом оказывается на видном месте? При этом ты точно знаешь, что раньше ее там не было.

— Бывало такое.

— Это потому, что вещь немного обогнала тебя во времени. Как эскалатор в метро: лестница почти всегда поднимается чуть быстрее, чем поручень. Так спроектировано специально, чтобы пассажиры на эскалаторе не засыпали.

— Черный Камень спрятан в будущем?

— Нет, в прошлом. Причем, спрятан очень надежно. Ты сама убедишься. Иди, тебя уже ждут.

— Кара, а ты идешь со мной?

— Нет, мне нельзя. Иди сама.

— Ладно, но последний вопрос. Мне привиделось, будто через Арку проходят отряды черных всадников. Они были из какого времени? Из прошлого?

— Они вне времени. Иди уже! — строго прикрикнул он.

Я подошла вплотную к Арке. Темнота вязко обволакивала тело, не давая пошевелиться. Я почувствовала себя словно в невесомости. Вдали показалась точка света. Поток Черноты мягко уносил меня к ней.

22. Обряд Карла

Я ожидала, что войдя в Арку придется преодолеть длинный тоннель, в конце которого будет выход. Но все оказалось иначе. Чернота с силой вытолкнул меня в шумный, освещенный факелами зал. От неожиданности я не удержалась на ногах и неловко упала на четвереньки.

Ко мне тут же подошел красивый молодой человек в рыцарской одежде. Он подал руку и помог подняться. Я огляделась. В зале пировали. Длинные столы ломились от угощений, ароматные куски жаркого не умещались на серебряных блюдах, пиво лилось рекой. Слуги суетливо бегали между гостями, звучала средневековая музыка. В углу пещеры ярко пылал огонь. Над ним крутился вертел с обжаренной тушкой кабанчика.

Рыцарь повел меня через лабиринт столов. В зале было жарко. Я расстегнула куртку и размотала теплый шарф. Гости радушно приветствовали меня поднятыми кружками с пивом, не удивляясь не соответствующему их эпохе наряду. Я не понимала их речь, но на лицах читала искреннюю радость от встречи.

Меня подвели к трону, на котором восседал легендарный Карл Великий. Даже не возникло сомнений, что это был именно он. Величественный длинноволосый мужчина, в шитых золотом пурпурных одеждах и в массивной, украшенной драгоценными Камнями короне. Какого Кароля со свитой еще можно встретить в пещерах Унтерсберга?

Не зная, как правильно приветствовать такую важную особу, я вежливо склонила голову и присела в неловком реверансе. Рыцарь снова подал мне руку и помог устроиться в кресле, стоящем возле трона Короля.

— Анна, рад видеть тебя, — наклонившись, сказал Карл.

Он говорил на незнакомом мне славянском диалекте. Но я все равно его понимала.

— Я тоже, мой Король.

— Разделишь с нами праздничную трапезу? Мы отмечаем новый лунный год.

Первоначальное смущение прошло, и теперь я смогла лучше рассмотреть Карла. На вид ему было около сорока лет. Темные с проседью волосы  доходили до самых плеч. Мужественное, со следами шрамов лицо освещала едва заметная улыбка. Голубые глаза игриво поглядывали на меня. На его груди я разглядела массивный амулет с голубым сапфиром.

Слуги тут же поставили передо мной блюда с угощениями, в серебряный кубок налили вина.

— Благодарю, мой Король, но у меня совсем мало времени, — рискуя показаться невежливой, залепетала я. — Мне надо срочно найти Черный Камень.

Карл понимающе кивнул и поднялся с трона. Шум в зале сразу утих. Воины будто замерли со вниманием ожидая его приказа. Но Король жестом дал понять, что пир можно продолжать. Галантно подав мне руку, он пригласил следовать за ним.

Карл оказался высок и хорошо сложен. Мы торжественно прошествовали через пиршественный зал и вышли в узкий коридор. Как только мы остались наедине, король остановился и крепко обнял меня.

— Анхель, девочка, узнаешь меня? Помнишь нашу любовь?

Я в страхе отстранилась. По его щекам потекли слезы.

— Ты вспомнишь, вспомнишь, — приговаривал он, осторожно прижимая меня. — Но пойдем к Камню, надо поспешить.

Вокруг была кромешная тьма. Я достала из кармана и включила фонарик. Карл взял его у меня из рук и осветил коридор. Вдали виднелась темная Арка со светящимися Ясписом и Сардисом. Еще одна Черная дыра? Или та же, через которую я пришла?

Карл подвел меня к ней. На секунду мы остановились перед Аркой, позволив тьме мягко затянуть нас в свои бездонные недра. А через миг Черная дыра нас резко выплюнула. На этот раз я не упала, король помог удержаться на ногах.  

Мы оказались в темной пещере. Рукой с перстнями Карл тут же закрыл мне рот, дав понять, что нужно соблюдать тишину.

— Это Храм Бога Грозы, — еле слышно шепнул он. — Смотри и запоминай.

Через мгновение в пещеру вошла девушка. Она освещала путь электрическим фонарем. Ослепленная ярким лучом, я не могла хорошенько разглядеть ее. К счастью, на нас она не обратила никакого внимания, будто не заметила.

Девушка подошла к алтарному камню, стоящему посреди пещеры. На нем лежал сундучок. Она открыла его и положила внутрь сверток. После этого  стремительно удалилась.

Выждав какое-то время, Карл включил мой фонарик и за руку повел к алтарю. Прочитав стихи на неизвестном мне языке, он открыл сундучок и достал три свертка.

Он бережно развернул первый сверток. В кусок искусно выделанной кожи было завернуто золотое зеркало Исиды. Я взяла его в руки. Тяжелое, украшенное драгоценными камнями. В современном понимании это и не зеркало вовсе. Стекла в нем не было, а смотреться надо было тщательно отполированную с одной стороны золотую пластину.

Карл направил луч фонарика на гладкую зеркальную поверхность. Я увидела свое отражение. Вернее, только очертания моего лица. Но внимательно продолжала всматриваться в него. Перед глазами поплыли яркие картинки.

Показалось, будто я верхом на белом жеребце стою на поле битвы. Рядом Кара. За нами воины, держащие черные стяги. Я узнала этих черных всадников. Видела, как они выходили из Арки, освещенные белыми молниями.

С другой стороны поля выстроены вражеские войска. Их возглавляет Малф. У его воинов были зеленые флаги.

— Это Последняя Битва? — спросила я Кару.

— Пока нет. В  Последней Битве нас с тобой должны убить.

— Они победят?

— Никто не победит. Таков закон. Раз в эпоху мы с пришельцами сходимся на поле брани. Умираем, потом возрождаемся в новых телах. Но иногда битва откладывается, договариваемся встретиться в другой раз. Когда-нибудь одна из сторон победит. А другая будет вынуждена покинуть Землю. Надеюсь, это будем не мы. Ты разве ничего этого не помнишь?

— Не помню. Сегодня Битва снова отложится?

— Нет. Сегодня все погибнут. И мы, и Малф.

— Я не готова сегодня умирать.

— Ты уже умерла. А сейчас смотришь на происходящее из другого времени.

— Из будущего? Или из прошлого?

— Это не важно.

Изображение постепенно темнело и исчезало. Карл взял из моих рук зеркало и подал второй сверток. В кусок кожи был завернут наконечник копья. Я рассматривала его в тусклом свете фонарика, пытаясь найти молнии — знак Бога Грозы. Но металл потемнел от старости и никаких рисунков на нем видно не было. Наконечник я отложила в сторону.

Третий сверток Карл раскрыл, благоговейно положив на алтарь. Он медленно и осторожно развернул черный бархат, обшитый золотым кружевом. Внутри был кокон из длинных темных волос. В них был завернут драгоценный Камень! Кристалл приветливо сверкнул гранями, едва Король дотронулся до него пальцами.

Карл расправил прядь волос прядь и их приложил к моей голове. Мне эти волосы были до пят.

— Это кто-то из девушек Врил спрятал Камень, — догадалась я.

— Это была жрица. И она очень рисковала.

В потери Илуа обвинили Владык Черного Камня. Но даже под пытками в гестапо жрецы ни в чем не признались. Вероятно, действительно ничего не знали о его пропаже. Логично, что Камень взял кто-то из девушек Хранительниц.

Тем более, что Гитлер боялся трогать медиумов Врил. Ведь этим он мог навлечь гнев альдебаранцев, с которыми девушки контактировали. Наверное, потерять Илуа казалось ему более безопасно, чем лишиться поддержки высокоразвитой цивилизации.

Карл взял в руки Черный Камень. Он вспыхнул и засветился небесно-голубым светом. Ведьмин Глаз тоже разгорелся неожиданно ярко и стал больно жечь мне грудь.

С момента, как перед входом в пещеру появился Кара, мой Камушек оставался теплым и мягко светился. Но такого яркого сияния от него я не разу. Обычно он менял цвет на более темный или даже чернел. Но сейчас, рядом с Илуа, Ведьмин Глаз просветлел и засветился голубизной точно как Илуа. И как сапфир на амулете Карла.

А Король шептался с Камнями на незнакомом мне языке. Он гладил их, играл с кристаллами словно с котятами. Вдруг Илуа приподнялся над его ладонью и повис в воздухе. В благоговении я упала перед Карлом на колени. Это был не Хранитель Камня, а один из Богов-криэйторов!

Кара рассказывал, что Боги часто рождаются на Земле в человеческом обличии. Иисус был не единственным божественным воплощением. А рождение в Палестине не первым и не последним в череде его личных перерождений.

Нередко Боги, рожденные в человеческом теле, проявляют незаурядные таланты. Например, Карл Великий. Родившись в семье мажордома, то есть управляющего имением, он смог стать самым влиятельным императором Римской империи и объединителем Европы. И все это только благодаря незаурядному уму и решительности.

Почему никто из современников Карла не смог добиться подобной славы? Неужели, в Европе не нашлось более мудрых и решительных монархов? Ведь Карл не мог похвастаться ни высоким происхождением, ни фамильным богатством.

Для многих поколений рыцарей Карл стал эталоном благородства и воинской отваги. Его боевые и любовные подвиги еще несколько веков воспевали менестрели. Их романтические баллады, посвященные легендарному Королю сохранились до сих пор и считаются классикой средневековой литературы.

Католическая церковь признала Карла святым. Считается, что Бог избрал его для наведения порядка в Европе. Но, скорее всего, Карл Великий был не богоизбранным, а одним из Богов, воплотившимся в человеческое обличие. Я поняла это, увидев, как Камни откликаются на его слова.

А Черный Камень все парил над ладонями Карла. Не знаю, сколько времени это продолжалось. Но в какой-то момент Илуа почти погас и опустился в руки короля. Камень напитался божественной энергией и перешел в рабочий режим.

Карл положил кристалл в черный шелковый мешочек, похожий на ладанку, и повесил его мне на шею.

Когда Илуа погас, в пещере стало темно. Лишь сапфир на амулете короля продолжал игриво мерцать во мраке. Карл крепко прижал меня к себе. Я почувствовала, что его щеки влажные от слез.

Неожиданно для себя, я обвила короля руками. Казалось, его объятия привычны для меня. В его сильных руках я ощущала себя как дома. Будто когда-то давно мы уже встречались и были счастливы.

“А как же Кара? Я ему изменяю?” — шевельнулась в голове тревожная мысль. Я попробовала оттолкнуть от себя Короля, но руки отказывались слушаться.

От длинных волос Карла веяло костром и полевыми цветами. Золотая королевская корона царапнула мне висок и запуталась в кудрях.

— Анна, твое место на алтаре, — сказал Карл. — Надо завершить ритуал.

Он приподнял меня на руки и посадил на холодный шершавый камень.

23. Храмы Януса

В мире, где мы оказались с Икой, уже была ночь. Небо заволокли тяжелые тучи. Теплый влажный воздух наполняли запахи моря, слышался равномерный шум прибоя.

Вдруг из-за туч выглянула луна. Она осветила полуразрушенную Арку позади нас и тут же скрылась во тьме.

— Ика, где мы?

— Камень показывает, что Ника где-то рядом. Видишь, как он сразу оживился.

Словно компас, Ика держал в руке амулет, который достал из колодца. Изумруд сиял, будто маленькая звездочка.

— А что это за место?

— Когда-то давно здесь был процветающий город. Им правила Ника в одной из прошлых жизней. Я так и думал, что она захочет вернуться именно сюда. Кара открыл границы миров, чтобы отправить тебя за Черным Камнем. Она успела проскочить в незапертые двери Арки. Кара старался, но так и не смог ее остановить. Она направилась туда, куда страстно стремилась ее душа.

— Зачем же было ее останавливать?

— Без проводника она не сможет вернуться обратно. Помнишь, кто провел тебя обратно через Арку времени?

— Да, — тяжело вздохнув, ответила я.

Воспоминания о Карле Великом каленым железом терзали сердце. Всю дорогу я собиралась рассказать Ике о своем легкомысленном поступке в пещере. Меня раздирали противоречивые чувства: Кару я любила больше жизни, но при этом не смогла отвергнуть ухаживания короля. А хуже всего было то, что мне понравилось принимать его знаки внимания. И окажись в подобной ситуации еще раз, я бы снова позволила ему себя обнять. Но захочет ли теперь Кара принять меня? Ведь я ему изменила.

— Осторожней, — предупредил Ика. — Можно споткнуться о камень. Здесь уже давно никто не расчищал путь к Храму.

Погруженная в печальные мысли, я и не заметила, как мы с Икой ступили на широкую мощеную камнем дорогу. Я очень хотела, но никак не могла решиться завязать с Икой разговор про Кару. Поэтому решила пока расспросить про Храм.

— А где Храм? Кому он посвящен?

— Храм — это Арка, из которой мы сейчас вышли. Слышала про Януса? Римляне считали, что он отвечает за вход и выход из нее.

— Двуликий Янус?

— Точнее, двое в одном. Янус — не имя Бога. С латинского это слово переводится как “проход”. А настоящее имя Бога табуировано. Его имели право произносить только жрецы.

— Ты хочешь сказать, что Янус — это две Божественные личности, исполняющие одинаковые функции?

— Да. Януса римляне почитали с древних времен. Потом его вытеснил культ Юпитера-Сатурна. Простые люди как-бы забыли о Янусе. Но Знающие продолжают почитать его и по сей день. Например, строят по всей Европе грандиозные Храмы, печатают его лик на банкнотах евро. Его изображение зашифровано в знаке американского доллара.

— Янус на евро? Ты шутишь?

— Не шучу. Помнишь, как выглядят банкноты 5, 10, 100 евро? На них изображены Триумфальные Арки — Храмы Януса. Этих Храмов в Европе очень много. Их продолжают строить, стилизуя под памятники и церкви.

Ведьмин Глаз. Продолжение 3

— Действительно, Триумфальных Арок очень много. Никогда не задумывалась, что это Храмы Януса.

— Ты знала, что в православных церквях царские врата алтарей тоже символизируют Триумфальные Арки?

— Это по обе стороны которых изображены архангелы с Ясмусом и Сардисом?

— Да. Теперь понимаешь, насколько культ Януса распространен? Арки — это порталы. В давние времена через них переносились в другое время и другую часть света. Это особенно важно во время войны. Через Арки перебрасывали войска, назад принимали беженцев и раненых. Отсюда и пошла традиция проходить парадным строем через Триумфальные Арки и строить их в честь победы. Знаешь, как можно было узнать, идет в данный момент война или нет?

— Вероятно, через Арки постоянно шел поток людей.

— Да. Поэтому во время войны они всегда стояли открытыми. А в мирное время на них вешались ворота. Видела когда-нибудь запертую Триумфальную Арку?

— Нет.

— Потому что уже не одно тысячелетие на Земле идет война. В православных церквях во время службы открывают и закрывают ворота Януса, так называемые Царские врата. Но по большей части они стоят закрытыми. Этот ритуал остался нам в воспоминание о мирных временах.

— Но церковники объясняют эту традицию как-то иначе.

— Конечно, они никогда не признаются, что позаимствовали древний языческий ритуал. Уверен, почти никто из них об этом и не знает. Масоны тоже служат Янусу. Только вместо Арки у них два столба: Яхин и Боаз. Но сути дела это не меняет. На этих столбах тоже располагаются Камни. И они носят имена Богов. Но об этом потом поговорим. Мы уже почти пришли. Видишь руины царского дворца? Нам туда.

Связаться с blackpost