blackpost

дневники акель

Меню

Дом для капраса

фэнтези роман из цикла "хроники черной империи"

автор akel

Акель (снежный барс)
AKEL

19. Совещание

После обеда Генерал собрал в своем кабинете всех участников экспедиции во Владимир. За накрытым для чая столом сидели мы с Никой, Алексей и Маруся.

— Ну, как настроение? — бодро спросил Дмитрий. — Готовы к путешествию по российской глубинке?

— А я бы лучше куда-нибудь в Питер съездила, — ответила Ника. — Анечка, в северной столице не надо какой-нибудь Камушек реанимировать?

— Там есть несколько мощных Камней, которые поддерживают всю систему в работе, — ответила я.

— А жаль? — вздохнула она.

— Но во Владимире тоже неплохо, — успокоил ее Генерал. — Алексей знает  там чудные места.

В этот момент дверь отворилась и в кабинет зашел молодой человек хипстерской наружности. Короткие светлые волосы были тщательно взъерошены, лицо украшали очки в черной полуоправе, а на футболке красовался Эдвард Сноуден на фоне американского орла —  символа National Security Agency.

— О, Сноуден, — невольно воскликнула я, поразившись сходству молодого человека с этой известной личностью.

— Да, мы его так и зовем, — прыснула от смеха Маруся.

— И я не обижаюсь, — ответил он, подавая мне руку.

— Разрешите представить Валентина. Капитан ФСБ, между прочим, — сказал Генерал. — Он тоже будет в вашей команде. Только виртуально. Во Владимир не поедет, но станет вашими глазами и ушами, будет курировать связь. Это нужно для вашей безопасности.

— Во время экспедиции мы сможем вести свои блоги? — спросила Ника. — Или придется их забросить?

—  Ни в коем случае. Ведите дневники, — разрешил Дмитрий. — Только не рассказывайте, где находитесь и чем занимаетесь. Например, Аня может написать, что загорает на пляжах Таиланда или Египта. Или куда еще принято ездить в это время года?

— Выбираю Египет, — решила я. — Но обычно я выкладываю в блоге свои пляжные фотки в купальнике и с солнышком на ладошке. Где же их взять?

— Я сделаю тебе любые фотки и солнышко подрисую, — вызвался Валентин. — Хочешь из какого-нибудь дорогого отеля? Фигуру подправлю, модные аксессуары подберу. Какие бренды предпочитаешь? Гуччи, Шанель?

— Ладно, модные бренды потом обсудим, — вмешался Дмитрий. — А сейчас приступим к сборам.

20. В путь

С полигона мы выехали на следующий день около шести часов утра. Генерал сказал, что для поездки по проселочным дорогам нам нужен автомобиль с хорошей проходимостью и посоветовал взять из гаража серебристый Land Cruiser.

Небо затянулось тяжелыми тучами, накрапывал дождь. Сидя на переднем пассажирском месте, я думала о предстоящей во Владимире миссии и  рассеянно наблюдала, как проворные щетки дворников смахивают крупные капли с лобового стекла.

Алексей сосредоточенно вел машину, а Ника с Марусей весело щебетали на заднем сидении.

— Думаю, какой-нибудь из гламурных журналов обязательно напечатает мою статью про девушек из ФСБ, — воодушевленно говорила Ника. — Материал получается интересный.

— В гламурных? — удивилась Маруся. — А я думала, что в них пишут только про одежду, дорогую еду и модные события.

— А ФСБ сейчас как раз в тренде, — ответила журналистка поучающим тоном. — Ты разве не знаешь? Сейчас, когда у границ России идет самая настоящая война, читатели как никогда озабочены госбезопасностью. И им интересно, кто ее обеспечивает. А ФСБ всегда была окружена интригующей аурой тайны. Например, как думаешь, какие ассоциации возникают у обычных людей при упоминании о Лубянке?

— Площадь в центре Москвы? — предположила Маруся.

— А вот и нет. В одной радиопередаче провели  опрос. Оказалось, что у людей очень разные ассоциации:  одни восхваляли подвиг наших доблестных штирлицов, другие вспоминали о мрачных сталинских  застенках. Но никто не сказал, что Лубянка — это просто площадь в центре Москвы.

— И как же люди относятся к органам госбезопасности? — спросила Маруся.

— По разному. Многие с опаской и недоверием. Даже со страхом. А что это значит? То, что мою статью обязательно захотят прочесть! Человек подумает: “что же еще придумали эти долбанные гебисты?”.  Или: “надеюсь, органы работают и мы можем спать спокойно”. Но, в любом случае, мой материал найдет своего читателя. А в этом и заключается журналисткое счастье.

— Понятно. Но почему ты думаешь, что статью напечатает какой-нибудь гламурный журнал? — допытывалась Маруся.

— Потому что патриотизм — модная тема, тренд. И редакторы стремятся раскрыть ее с разных сторон. Я расскажу о молодых симпатичных девушках, служащих на в ФСБ. У меня с руками материал оторвут. Жаль, сфотографировать девчонок не разрешили. Пришлось самой позировать с автоматом и разной амуницией.

— Тебе разрешили автомат подержать? — включилась в разговор я. — И ты меня даже не позвала! Я бы тоже хотела.

— Все произошло так неожиданно, — объяснила Ника. — Дмитрий сказал, что девочек нельзя снимать и предложил мне самой устроить фотосессию с оружием и в тренажерном зале. Фитнес — тоже в тренде. Сноуден пообещал еще фоток интересных подкинуть.

Время приближалось к полудню. Дождик закончился, небо прояснилось. Деревья вдоль дороги радовали юной весенней листвой. Это был последний день апреля.

— Ну что, остановимся немного передохнуть? — предложил Алексей.

В ближайшей деревеньке мы отыскали продовольственный магазин и припарковались возле него.

В разгар рабочего дня покупателей в магазине не был, и дородная  продавщица с ярко накрашенными губами неотрывно смотрела на экран маленького телевизора. Показывали душещипательный  сериал о любви и измене. Женщина переживала все сюжетные перипетии вместе с экранными героями и не обращала на нас внимания.

А наша дружная компания представляла живописную картину. На мне была надета короткая плиссированная юбка в яркую красно-черную клетку, белая блузка с расстегнутыми на груди пуговками и кожаная куртка с заклепками.

Ника, как всегда, являлась образцом элегантности. На ней был костюм благородного синего цвета в стиле casual и легкое кашемировое пальто.  

Стройную фигуру Маруси облегали черные брючки, не сковывающие движения. Поверх длинной туники наша защитница надела широкий черный плащ.   

Не отрывая взора от телеэкрана, продавщица подала нам несколько бутылок минеральной воды и конфеты. Видимо, своей болтовней мы мешали ей смотреть сериал, поэтому она сделала звук намного громче. Не в силах долго выносить бурные страдания телегероев, мы поспешили расплатиться и вернуться к машине.

Выйдя на улицу, заметили, как двое молодых людей заглядывают в окна нашего джипа. Увидев нас, они припустились бежать.

— Что им надо? Это местные? — спросила Ника.

— Трудно сказать, — ответил Алексей.

— Кажется, я узнала одного из них, — задумчиво произнесла я. — Это курьер, который приносил мне домой цветы от Кары. Но не уверена, я же видела его только в дверной глазок.

— Местные, наверное, машиной заинтересовались, — сказала Маруся. — Поехали скорее отсюда.     

Мы расселись по своим местам и тронулись.

— А мне кажется, истинная любовь не должна приносить страданий, — сказала я, все еще находясь под впечатлением от сериала, краем глаза увиденного в магазине.

— Любви без страданий не бывает — это аксиома, — возразила Маруся. — И без ревности тоже.

— Значит, это не любовь, а жажда обладания, фетишизм. Некоторые думают, что имеют какие-то права на своего возлюбленного, считая его своей законной собственностью. Отсюда злость и ревность. Ах, как же это далеко от любви.

— А ты не ревнуешь своего друга? — спросила Маруся. — Тебя не волнует, если он станет проводить время с другой девушкой?

— Но любовь и ревность не совместимы. Я это чувствую. И Амур нашептал.

Камень теперь висел у меня на груди. Присланный Генералом ювелир, сделал для Амура изящную оправу из белого золота. А меня не оставляло ощущение, что я и сама становлюсь оправой для кристалла, хранительницей его магической силы.

Амур сильно влиял на меня. Я постепенно отстранялась от окружающего мира и мои мысли устремились в неведомые дали. Привычные вещи казались чужими, незнакомыми. Я заново узнавала их, глядя на мир через призму Магического кристалла. Смыслом моего существования теперь стало пробуждение Камней и восстановление Обережного Круга Земли.  

Я вытащила из-под одежды амулет с Камнем и крепко сжала его. Словно игривый котенок, Амур ласково терся о мои пальцы. Душу наполнил умиротворяющий свет. Я снова представила себя в Доме Анаит. Любовь, наполняющая тот райский уголок, плавно перетекала в мир людей.

Розовым туманом Любовь опускалась на землю. Мягкой пеленой окутывала улицы, дома и машины. Дорога, по которой мы ехали, тоже покрылась нежными клубами любовной дымки.

Любуясь, как проезжающие навстречу машины выныривают из радужного тумана, я заметила, что впереди образуется мрачный тоннель. Стремясь поглотить нас, он мчался навстречу. Меня объял животный ужас.       

Вдруг в кармане Алексея зазвонил телефон.

— Встречка! — прокричал голос в трубке.

Ничего не ответив, Алексей резко свернул на обочину и выехал на небольшую проселочную дорогу. Навстречу нам с шумом пролетел грузовик.

— Что это было?! — спросила Ника, едва переведя дыхание.

Мы уже  мчались по разбитой проселочной дороге, подпрыгивая на ухабах и ныряя в ямы.

— Грузовик выехал на встречку и чуть не столкнулся с нами, — спокойно объяснила Маруся.      

— А кто предупредил по телефону? — спросила я.

— Сноуден, — ответил Алексей.  

Несмотря на неприятное происшествие, он продолжал уверенно и спокойно вести машину. Девочки на заднем сидении притихли.

— А мы не сбились с пути? — прервала я молчание. — Может, стоит проложить новый маршрут на навигаторе?

— Мы пока просто следы заметаем, — объяснил Алексей. — Не хотелось бы привести их за собой во Владимир.

Прислушиваясь к своим ощущениям, я пытаясь понять, не ожидает ли нас впереди еще какая-нибудь новая опасность. Но ухабистая проселочная дорога казалась сверкающей золотой лентой, зовущей с головой окунуться в интригующие путевые приключения.

21. Философский камень

Впереди, начал пульсировать пробуждающийся Магический кристалл. Я взяла в руку лежащий на груди Амур. От прикосновения Камень потеплел и ласково замурлыкал.

— У меня ощущение, что где-то рядом есть еще один Камень, который нам надо разбудить, — сказала я. — Странно, раньше я его на карте не видела. Может, поищем?

— Давайте, поищем, — с готовностью согласился Алексей. — Где он может находиться? Впереди у нас Владимир. Объезжаем его?

— Объезжаем. Дорога должна сама вывести нас к месту. Думаю, следует искать старинную церковь. Возможно, Камень скрыт в ее основании. Если в далеком прошлом люди не боясь устанавливали кристаллы прямо на алтарь храма, то потом их приходилось тайно замуровывать их в подвал.

— Отсюда пошло выражение: краеугольный камень мироздания? — спросила Маруся.

— Видимо, да. А кто-то называет Магические кристаллы “философским камнем”.

— А почему бы их так не называть? — вступила в разговор Ника. — Алхимики считали, что философский камень — это одушевленный минерал. То есть некая субстанция, наделенная Божественным разумом. Странно, что при этом они пытались найти ему утилитарное применение: свинец в золото превращать или дарить людям бессмертие. Неудивительно, что у алхимиков ничего путного из этой затеи не вышло. Не по чину Божественному минералу подобными глупостями заниматься.

— Думаю, кто-то специально придумал легенду о философском камне, чтобы отвлечь пытливые умы от истинных Магических Камней, — сказал Алексей. — Видимо, некоторые авантюристы с маниакальным усердием искали наши кристаллы. И поэтому кто-то умный им сказал: “Ребята, зачем вам это старинное “барахло”? Научитесь превращать свинец в золото и заработаете гораздо больше. Подсунули им искусственно состаренные научные трактаты и пошла работа. Кому не нужно золото, тот пытался создать эликсир вечной молодости — всем дело нашлось. Обычная работа по дезинформации с подделкой так называемых “древних” документов. Главное, все правильно организовать.

— Логично.

— Какой же ты не романтичный, Алексей, — укорила его Маруся. — Может, философский камень действительно существует и алхимики научились свинец в золото превращать. Просто в тайне держат.

— Думаешь? Тогда объясни, где же это “философское” золото? И где же эти вечно молодые бессмертные? — с иронией ответил он. — У нас таких технологий нет.

— Может, они в Америку уплыли? Вместе с масонами, — предположила Маруся.

— Девочки, вы слышали о недавнем скандале с китайским золотом, которое хранилось в Америке? — спросил Алексей. — Этот случай еще называют аферой века.

— Это когда американцы подделали золотые слитки, поместив внутрь вольфрамовые пластинки? — уточнила Ника. — Да, позорище для страны. Про это много писали. Но потом скандал как-то замяли.

— Вот именно, позорище, — согласился Алексей. — А существовал бы философский камень, спокойно из свинца нашлепали бы золото и не было бы смысла с вольфрамом связываться. Но даже при нынешних технологиях ученые не могут ничего подобного изобрести.

— Но если философский камень — намеренная дезинформация, то как же алхимики за несколько веков так и не раскусили этот обман? — спросила я.

— Алчность, желание быстро обогатиться — вот ответ. Помните, как люди стояли в очередях, чтобы отдать деньги в “МММ”? И как они не понимали, что это всего лишь финансовая пирамида? Но жадность оказалась сильнее разумных доводов. И даже когда пирамида рухнула и люди потеряли свои сбережения, то все равно находились желающие попробовать вложить деньги в другую пирамиду.

— А еще легенду о философском камне можно было использовать для легализации незаконно полученного золота, — предположила Ника. — Где богатства взяли? Из свинца наделали. И поди докажи, что добро ворованное.

22. Боголюбово

За разговорами время летело незаметно. Без приключений мы объехали Владимир и дорога вывела нас к поселку с благодатным названием “Боголюбово”.

— О, сколько церквей вокруг. Где будем Камень искать? — спросил Алексей, осматриваясь по сторонам.

— Нам нужен небольшой храм, стоящий у реки на окраине городка, — ответила я, прислушиваясь к своим ощущениям.

Подъехав к небольшому продовольственному рынку, мы расспросили местных жителей, есть ли в округе подобная церковь.

— Это вам нужен Покров не Нерли, — ответил один из продавцов. — Сейчас поезжайте прямо, потом направо, а там его и увидите.

—  Храм Покрова на Нерли? — переспросила Маруся. — Это очень известная церковь. Как я рада, что мы ее увидим! Только давайте сначала пообедаем? На сытый желудок архитектура намного лучше воспринимается.

— Вон и ресторанчик рядом, — поддержал ее Алексей.

— А пока будем обедать, про храм что-нибудь почитаем. К своему стыду, ничего о нем не слышала, — призналась я.

Порывшись в интернете, я узнала, что Боголюбово было основано в 12 веке Андреем Боголюбским — сыном Юрия Долгорукова — основателя Москвы.

Историки называют князя Андрея Боголюбского одним из самых выдающимся и недооцененных правителей Руси. Он основал Владимиро-Суздальское княжество, ставшее ядром, вокруг которого в течении веков формировалось Российское государство. Разгромил Киев и выстроил собственную столицу, Владимир, который стал центром нарождающегося мощного государства.

До Андрея Боголюбского на Руси не строили храмы во имя Богородицы. Именно он ввел ее культ и учредил праздник Покрова Божией Матери.

Оказывается, и каменных крепостей до Боголюбского никто из князей на Руси не строил, обходились деревянными. А из камня возводили только храмы.

Намереваясь освободиться от духовной власти Киева, Андрей вел в Византии переговоры, чтобы поставить во Владимире своего независимого митрополита. Но завершить их не удалось — князя убили заговорщики.

Для 12 века подобное убийство было событием из ряда вон выходящим. Князь мог погибнуть только в бою. Если же он переставал устраивать свой народ, его убедительно просили покинуть город, а на вакантную должность приглашали нового правителя. Устраивать кровавые дворцовые перевороты в те времена было не принято. Они вошли в русскую жизнь уже гораздо позже.

Убийцы князя Андрея были схвачены и казнены. Но по поводу их мотивов споры не утихают и до сих пор. А некоторые из современных историков даже утверждают, что заказчиками убийства являлись рыцари-тамплиеры.

— Снова эти вездесущие тамплиеры, — вздохнула Ника, выслушав меня. — Храмовники уже порядком всем надоели. Наши писаки во всем видят всемирный заговор и след тайных обществ. Еще и инопланетян приплетают. Про зеленых человечков там ничего не сказано? Или они уже вышли из моды.

— До инопланетян я пока не дочитала. А про тамплиеров ты зря шутишь. Князь Андрей действительно был с ними связан. Свои молодые годы он провел в Иерусалиме и участвовал в крестовых походах. Об этом упоминается в “Житиях святых”, которые сохранили старообрядцы. Официальная церковь об этом факте почему-то не упоминает.

— Я уже никаким житиям не верю, — зевнула Ника. — Давайте лучше десерт закажем.

— А мне интересно, — отозвался Алексей. — Все-таки я следователь, если верить сайту ОВД и моему удостоверению. Так значит, старообрядцы утверждают, что в молодости князь Андрей какое-то количество лет провел в Иерусалиме? А алиби у него есть? Если он был сыном Юрия Долгорукого, то должен был участвовать в его походах и проявить себя на войне. Хроникеры наверняка отразили это в летописях. Не могли они княжеского сына вниманием обойти.

Пока девочки выбирали десерт, я принялась просматривать статьи об Андрее Боголюбском.

— Нет у него алиби, — радостно сообщила я. — До 35 лет вообще неизвестно где князь был и чем занимался. Зато потом показал себя как доблестный воин: с отцом брал Луцк и Чернигов. Дальше летописцы уже подробно освещают его деяния. Пишут, что применял необычные тактики ведения боя. И что был успешным военачальником и мудрым правителем.

— Значит, до 35 лет князь где-то пропадал, а потом проявил себя как опытный военачальник? За границей, видимо, учился. А самые заварушки тогда были на востоке, на Святой земле. И как бы Ника скептически к этому не относилась, Андрей вполне мог быть каким-то образом связан с тамплиерами. Не исключено, что они конкурировали, враждовали. Так что эта версия достойна разработки.

— Давайте, уже заканчивать обед. Нам пора ехать в храм, — напомнила Маруся.

Быстро разделавшись с десертом, мы вышли из ресторана.

Дом для Капраса. Продолжение 3
Икона Андрея Боголюбского

23. Храм Покрова на Нерли

Белоснежный силуэт Храма Покрова на Нерли выделялся на фоне темных туч. За полчаса, которые нам понадобились чтобы добраться до места, ясное голубое небо заволокли дождевые облака и подул порывистый ветер.

— Того и гляди гроза начнется. Нам надо поторопиться, — предупредила Маруся.

Церковь стояла на берегу реки посреди поля, а машину нам пришлось оставить далеко. Поэтому от ливня укрыться было негде.

Дом для Капраса. Продолжение 3
Храм Покрова на Нерли

Любоваться архитектурными красотами времени не оставалось. Бросив беглый взгляд на украшающие храм барельефы, я сжала Амур и решительно вошла внутрь.

В церкви оказалось тесно и шумно. Молодой экскурсовод что-то рассказывал группе туристов, указывая на потолочные своды. Большие золотые подсвечники были заставлены горящими свечами. Оказавшись в самой гуще толпы, я почувствовала, что мне не хватает воздуха. Голова закружилась и через мгновенье я уже ощутила себя летящей в темную холодную бездну. И только Камень ласково согревал мне руку.

— Анна, Анечка, — звала Маруся.

Она шлепала меня по щекам, пытаясь привести в сознание. Я лежала прямо на земле рядом с храмом, а молодой экскурсовод держал передо мной салфетку с нашатырем.

— Наконец, ты очнулась, — обрадовалась подруга.

— Не переживайте, в церкви люди часто падают в обморок, — успокаивал молодой человек. — Душно, толпа народу. Когда веду подобные экскурсии, всегда беру с собой нашатырь. И он не раз выручал.

— Твоего спасителя Миша зовут, — объяснила Маруся. — Ты когда сознание потеряла, он тебя на руки подхватил и на улицу вынес. Как ты себя чувствуешь?

— Кажется, хорошо.

Камень на груди совсем остыл и будто заснул. Ветер нагонял тучи, и где-то вдалеке слышались раскаты грома. Надо возвращаться к машине, а у меня не оказалось сил даже подняться с земли.

Вдруг в свинцовом небесном покрывале образовалась небольшая брешь, сквозь которую прорвался мощный луч света. Он осветил белоснежные стены храма.

— Какая красота, — восхитилась я, глядя, как от солнца заиграли древние барельефы.

— Уникальный храм, — согласился Миша. — Не просто так его внесли в список культурного наследия ЮНЕСКО.

— А кто в центре композиции? — спросила я, указывая на фигуру святого, изображенного на стене церкви.

— С гуслями в руках? — уточнил он. — Это царь Давид, автор большинства псалмов. Видите, вокруг него сидят птицы и звери. Они пришли послушать его музыку.

— Значит, царь Давид — самый прославленный в мире музыкант? — улыбнулась Маруся.

— Да, и поэт тоже, — дополнил Миша. — Обратите внимание на удивительных зверей, окружающих его: львы, грифоны и райские птицы. Эти изображении редко можно встретить на православных церквях. Вы уже видели Дмитриевский собор во Владимире?

— Нет пока.

— А в Суздале были? В Юрьев-Польском? Это недалеко отсюда. Хотите, я проведу для вас экскурсию?

— У нас нет пока определенных планов, — уклончиво ответила Маруся. — Но оставь нам свой телефон. Мы позвоним, если надумаем.

Миша протянул ей визитку и продолжил рассказ.

— По легенде, Андрею Боголюбскому строить эти храмы помогал сам Фридрих Барбаросса — император Великой Римской империи. С нашим князем они были союзники и хорошие друзья.

— Когда же они успели подружиться?

— У историков есть предположение, что князь Андрей провел молодые годы у своих царственных родственников в Европе. Даже ходил с ними с крестовые походы на Иерусалим. Это только предположение. Но его косвенно подтверждает то, что Боголюбскому была близка идея возрождения Храма Соломона. Он хотел воссоздать его на своей земле и потому часто изображает на Владимиро-Суздальских церквях царя Давида — инициатора строительства Иерусалимского Храма. Вы знаете, что у них даже имя одно и то же?

— Как это?

— Очень просто. Давид переводится “Возлюбленный Богом”. А князь Андрей был Бого-любивый, то есть Боголюбский.

К нам подошли Алексей и Ника. Неутомимая журналистка не успокоилась, пока не сфотографировала все барельефы.

— А что это вы на земле сидите? — спросила она.

— Я в церкви сознание потеряла. Вот Миша и Маруся привели меня в чувство. А сейчас сидим болтаем.

— А мы пытались символы тамплиеров на храме отыскать, — сказал Алексей. — Не нашли ничего. Нет тут ни двух всадников на одной лошади, ни розы, ни мальтийских крестов. А вот грифоны и морды крокодилов очень даже впечатляют. С чего бы это им на православном храме появиться?

— У князя Андрея был особый взгляд на православие, — объяснил Миша. — В оформлении храмов он подчеркивал преемственность этой религии от древних языческих культов Востока. Вы заметили, что наши крылатые львы сильно напоминают ассирийских? Одно лицо, можно сказать.

— Давайте продолжим разговор про Иерусалим, — попросила я. — Боголюбский собирался на Владимиро-Суздальской земле восстановить Храм Соломона?

— Не просто собирался, он его и восстановил. По легенде, Рождественский собор в Боголюбово был создан по сохранившимся описаниям Иерусалимского Храма. Не исключено, что в нем находились важные святыни, вывезенные из Палестины.

— И его можно посмотреть?

— Нет, храм разрушили. А потом заново отстроили по новому проекту. Только небольшая часть сохранилась, — вздохнул Миша.

— Кто же поднял руку на церковь? — возмутилась я. — Большевики?

— Нет, большевики тут не причем. Это сделали сами церковники. В 17-веке решили что-то перестроить, храм и рухнул. Они и колокольню Покрова на Нерли собирались разобрать. К счастью, что-то у них не заладилось.

— Миша, скажите, а про подземелья Покровского храма что-нибудь известно? — спросил Алексей. — Может, там раскопки проводились? Какие-нибудь клады, замурованные реликвии из Иерусалима не находили?

— Не слышал о кладах. Храм стоит на искусственном холме, его специально каменными плитами укрепляли. Фундамент мощнейший. И если что-то в него замуровали, то намертво. Кстати, львы появились на храмах Боголюбского тоже не случайно — это символ Иерусалима. На гербе Святого города лев стоит на двух лапах. И такого же льва князь сделал гербом Владимира, только еще надел ему на голову корону и в лапу дал серебряный крест. Видели его на современном гербе города?

— То есть Лев Владимира даже круче, чем Иерусалимский? Раз он в короне, — спросила я.

— Похоже на то, — согласился Миша. — Я бы еще рассказал вам о Голубиной Книге, сцена из которой изображена на этом храме. Но, к сожалению, пора идти провожать туристов. Моя визитка у вас есть, звоните.

Приветливо махнув рукой, Миша смешался с толпой. Тучи рассеялись, ветер стих. Солнце изливало на храм нежно-золотистый свет.

— Ну что, разбудили Камень? — тихо спросила Маруся.

— Кажется, да. Теперь нас ждет Владимир. Про какой собор Миша рассказывал? На нем еще похожие барельефы. Следующий Камень, видимо там.

— Он про Дмитровский собор говорил. Поехали?

Наслаждаясь пригревающим солнышком, мы не торопясь направились через поле к машине.

— А что это Миша так долго от вас не отходил? — спросил Алексей.

— Думаю, ему кто-то из наших девочек понравился, — ответила Ника. — Он от выреза на Анечкиной блузке глаз не отводил. И на Марусю заглядывался.

— Ничего он не заглядывался, — возразила Маруся. — Просто разговорчивый молодой человек. Не вижу в этом ничего необычного.

— Наша Маруся привыкла, что молодые с ней заигрывают. У нее на базе толпа поклонников, — объяснил Алексей. — За ней и Сноуден пытался ухаживать. Только не преуспел.  

— Мне не нравятся хакеры, — призналась девушка. — Валя хороший парень, но меня пугает его тяга взламывать пароли и все контролировать.

— Тебя это радовать должно, — с укором сказал Алексей. — Он сейчас за нашу безопасность отвечает.

24. Золотые ворота

Выехав из Боголюбово, мы направились во Владимир.

— Не нравится мне эта машина сзади, — сказал Алексей, глядя в зеркало заднего вида.

Взяв в руки телефон, он набрал Сноудена:

— Валь, за нами черный ниссан подозрительный. Проверь по своей базе. А я покручусь пока.

— Неужели преследователи могли нас найти? — спросила Ника.

-Думаю, это не слежка, — ответила Маруся. — Но лучше перестраховаться.

Резко развернувшись через две сплошных, Алексей совершил еще несколько дерзких маневров. Ниссан затерялся где-то на трассе, в мы снова поехали по к Владимиру.

— Давайте сначала в местное ГУВД заедем, — попросил Алексей. — У меня там приятель работает, давно собирался навестить.

— Давайте.

Подъехав к воротам управления, Алексей показал дежурному свое удостоверение. Полицейский отдал честь и разрешил въехать на территорию.

Запарковавшись, Алексей пошел искать своего друга. Через некоторое время он вернулся и радостно объявил:

— Девчонки, боюсь культурная программа на сегодня закончена. Пришлось немного выпить с ребятами. Никак не мог отказаться. Сказал, что мне еще за руль садиться. Но разве с ними поспоришь? Сейчас мой друг Олег отвезет нас в гостиницу. Там поужинаем и переночуем. А джип пока здесь постоит.

Олег, друг Алексея, был полноватым мужчиной лет сорока пяти, затянутым в полицейскую форму. Ника сразу же принялась расспрашивать его о необычных преступлениях, которые на его памяти происходили во Владимире. Но он оказался на удивление застенчивым и неразговорчивым.  

На полицейской машине, с включенной сиреной, Олег повез нас с Никой, Марусей и Алексеем в загородный отель. Но девочкам так понравилось с ветерком кататься по городу, что они просили устроить небольшую экскурсию по местным достопримечательностям. И полицейский отказать им не смог.

— Сейчас я прокачу вас по центральной улице Владимира и покажу Золотые ворота, — сказал он.

— Здесь тоже есть Золотые ворота! — обрадовалась Ника. — Как в Иерусалиме. И через них можно въехать в город?

— Только пройти, — ответил Олег. — Вокруг ворот сейчас круговое движение. А раньше были крепостные стены. Вам сильно хочется через них въехать в город?

— Да!

— Въехать в сами ворота не получится. Но мы сейчас проедем по окраине, выедем на Московскую трассу и заново въедем в город мимо Золотых ворот. Вам понравится.

Олег становился все разговорчивей. Пока мы объезжали центр, он рассказывал про историю Золотых ворот:

— Интересно, что Золотые ворота, свой дворец, храм Рождества Богородицы в Боголюбово и Успенский собор во Владимире Андрей Боголюбский заложил в 1158 году от Рождества Христова, то есть в 6666 году от Сотворения мира. Он был мистиком, верил в силу цифр.

— И князь не испугался четырех шестерок?! — воскликнула Ника. — Ведь он был верующий человек, а в Апокалипсисе сказано, что через Золотые ворота должен войти Мошиах и взойти на престол в Храме Соломона. 666 — число Мошиаха. И в 6666 году Андрей Боголюбский закладывает и Золотые ворота, и Храм, подобный Иерусалимскому. Он кого-то ждет?!

Выслушав Нику, Олег утвердительно кивнул.

— И есть еще одна важная деталь, — продолжил он. — Успенский собор был заложен в апреле 6666 года, а достроен и освящен в августе 6669 года, то есть через три с половиной года после даты предполагаемого прихода Антихриста. Помните, в Апокалипсисе было написано, что он пробудет у власти три с половиной года. То есть этот период тоже символичен. Маловероятно, что это совпадение.

— Мне даже жутко от этого стало, — призналась Маруся. — Ведь Мошиаха ждут евреи, а христиане боятся его и называют Антихристом. Значит, Андрей Боголюбский ждал Антихриста и даже приготовил для него престол. Но при этом церковь признала его святым. Он был официально канонизирован. Где логика?

— Дерево познается по плодам, — резонно заметил Алексей. — Надо на результаты смотреть. Допустим, Боголюбский встретил Мошиаха в 6666 году. Конец света начался? Нет, наоборот. Начался период бурного расцвета. Владимир стал столицей Руси на несколько веков. А потом передал свои функции Москве. По факту, если Мошиах и пришел, то России он только помог.

— А на какую сторону света ориентированы Золотые ворота в Иерусалиме? — спросила Маруся.

— На восток, — ответила Ника. — Я видела их, когда ездила в командировку в Израиль. Сейчас они наглухо замурованы камнями, чтобы Антихрист ненароком в них не въехал.

— А во Владимире Золотые ворота стоят на юго-западе, на Московской трассе. Ориентированы не на восток, как в Иерусалиме. То есть Боголюбский ждал Мошиаха из Москвы, — резюмировал Алексей.

— Но Москва была основана лишь за несколько лет до этого его отцом Юрием Долгоруким, — возразила я. — Поселения на этом месте были и раньше, конечно. Но не такие важные как та же Суздаль или Ростов Великий. Так, деревеньки небольшие. Кого оттуда ждать?

— Значит, в Москве было тогда что-то важное, — ответил Алексей. — И князь об этом знал…

— Все, ребята, выруливаем на проспект Ленина, — прервал нас Олег. — Внимание! Сейчас вы увидите Золотые ворота.

Ворота представляли собой высокую белокаменную арку с маленькой церковкой наверху. Они казались впечатляющими даже нам, москвичам, привыкшим к большим сооружениям.

— Я уже говорил, что раньше вокруг ворот была крепостная стена, — продолжил Олег. — Но у Екатерины Второй как-то застряла в воротах карета. Прошли дожди и прямо посреди дороги образовалась большая лужа. Карета царицы в нее и угодила. Екатерина была крайне недовольна. Она распорядилась крепостные стены частично снести и выстроить вокруг ворот объездную дорогу. По ней мы сейчас и проехали.

— А еще у вас была какая-то загадочная история с самими воротами, — напомнил Алексей. — Расскажи девочкам.

— Да, история была. Пропали наши Золотые ворота, таинственно исчезли. По преданию, они были отделаны золотом. И перед одной из осад владимирцы их сняли и припрятали, чтобы враги при штурме не повредили. А куда спрятали, так до сих пор никто не знает. На нашли их. Есть легенда, что жители утопили эти ворота в реке Клязьме. Она здесь рядышком протекает, нести было не далеко. И русло в этом месте как раз русло глубокое. Клязьма же в то время была судоходна. Это сейчас она обмельчала. В черте города дно завалено различным мусором. И расчищать его никто не собирается. В семидесятых годах японцы обратились к советскому правительству с предложением бесплатно очистить дно Клязьмы во Владимире и окрестностях. Но за это хотели оставить себе все находки, поднятые со дна. Наше правительство на это не согласилось.

— И правильно, — поддержала Ника. — Может, на дне Золотые ворота? Или еще что-то важное.

— Водолазы искали, но пока ничего не нашли, — ответил Олег. — Надо реку чистить. А средств на это в городском бюджете нет. Ну, что довольны прогулкой? Можно в гостиницу ехать?

— Можно, — в один голос сказали мы.



Связаться с blackpost