13 часть. Фрагменты памяти

Восьмидесятые. Красивая долина. Война далеко. Тут просто живут и учатся. Зачем вдруг кому-то понадобилось все это бомбить? И почему это нужно делать совместно с противником? Гарантии. Взаимные гарантии. Что же еще. Чем же эти несчастные так насолили руководству сверхдержав?

Тут учат таким вещам, которым никто уже и нигде не учит. По-настоящему учат. Зачем же это стирать с лица земли? Во время учебы ученики беззащитны. Видимо потому именно сейчас такой странный приказ. Но это все равно, что детей убивать, даже хуже.

Нет, так не пойдет надо разобраться. Слишком много несоответствий.  Это не лагерь головорезов  зачищать, там все ясно. А тут.

В этих горах много странного. Столько народов, проходящих эти земли, отставили здесь следы. Затеряться в долинах, зависнуть на века. Да запросто. А сколько племен после установки границ скатилось на грань нищеты, потому что пути к пастбищам перекрыты. А ведь это голодная смерть. Так обесценивается человеческая жизнь.

Часто при смене дислокации все, что оставалось от базы отдавалось какому-нибудь местному племени. Один офицер слишком улыбчивым  был при такой передаче, наутро ему доставили в расположение барышню с целым выводком. Видимо так хотели отблагодарить за помощь. Или не могли понять, за что столько всего. Он отправил подарок к маме, оформил, как жену и детей. Мама счастлива, хоть что-то осталось от сына.

Жизнь тут простая, и любят и убивают искренне. Не заморачивается никто, некогда и незачем. Попить водки с противником перед боем – это нормально. Нет, дружбы, конечно, никакой нет, но такая тут жизнь. Психология войны вещь интересная.

Как-то довелось один важный объект удерживать, долго, вдумчиво так, обстоятельно. Тогда пришлось тоже психологией воспользоваться. Счет уже, кажется, за триста на каждого перевалил, а они все лезут. Героин, да и объект им был так нужен, что они сюда готовы были, не смотря на потери всех согнать.

Боеприпасов в достатке, а вот воды и пищи. Они это тоже знали. Подкинуть им несколько трупов с характерными следами труда не составило. Ничего, и этих нелюдей есть чем поразить так, чтоб уже ни героин, ни заградительный огонь не мог этот страх переломить. Есть вещи пострашнее смерти.

Когда выяснили, что за школа в долине, то посовещавшись с коллегами из других стран, которых сюда тоже для контроля над акцией прислали, решили приказ не выполнять. Не впервой, собственно. Жизнь такая штука, что приказы приходится трансформировать. Это часто спасает жизни. А награды и звания – дело наживное. Да и специфика работы такова, что этим нигде перед барышнями не похвастать, а на кой тогда спрашивается?

В общем, решено было прикрыть эту школу в буквальном смысле собой. Публика для контроля такая собралась, что не рискнули бы всех бомбами накрыть. Опасно для жизни и здоровья. А когда уже наш командир послал прямым текстом министра обороны, то понятно стало, что перед возвращением домой придется принять меры превентивного характера, чтоб неповадно было угрозами сыпать. Мы же все всерьез принимаем. Прямо как дети.

Так и спасли ту древнюю школу. Эвакуировали. Совместный контроль вышел боком.

А вот что за школа была, я еще буду придумывать, ну, то есть вспоминать, конечно. Память она такая штука, ей все время помогать приходится. Если бывают воспоминания о будущем, то почему бы не быть им и о том чего было, не было?

Память вообще вещь интересная. Она ведь влиять способна и на будущее, и на прошлое. Конечно, нам скажут, что нельзя войти в одну реку дважды. Но когда мы входим в поток, круги расходятся во все стороны. Значит, при воздействии совершаются изменения не только будущего, но и всего, куда круги достанут.

Часть I. Ночь Часть II. Караван Часть III. Аджубей Часть IV. За гранью безумия Часть V. Тайга