2 часть. Караван

Глава 1

Темно. Слышен плеск воды. Ужасный запах немытых тел. Я в трюме, закован. Судя по звукам, в порту. Сильный дождь.

Осторожно ломаю оковы и крадусь к лестнице, ведущей к люку. Там решетка из толстых прутьев. Разгибаю прутья и выбираюсь в ночь.

На палубе вахтенный в дождевике. Часовых нет. Тенью двигаюсь к борту, переваливаюсь через него и соскальзываю в воду.

Выбравшись на берег, держась темных мест, двигаюсь к ближайшей таверне. Необходимо обзавестись одеждой и деньгами.

Из таверны вывалился пьяный матрос. Бью его по затылку ладонью, что бы лишь отключился и тащу в тёмный угол.

Хорошая добыча. Одежда, обувь, нож на поясе и кошелёк с какими-то монетами. Надеюсь, морячок оклемается. Хотя, судя по уверенным действиям брать грех на душу не привыкать. Кто же я в этой жизни? Ну, это потом, пока ещё не всё сделано для безопасности. А как говорил один военный – «Если что-то угрожает моей опасности, то я могу и убить».

Теперь нужно найти тёплый и сухой угол для ночлега. Или хотя бы кусок мяса и кружку пива. Иду подальше от той таверны, уже не таясь и чуть покачиваясь, как крепко подвыпивший матрос.

Вот таверна с комнатами на ночь. Вхожу. Большой очаг. Широкие деревянные столы. На полу солома. Обычная портовая таверна. Присаживаюсь на свободный табурет. Требую себе пива, мяса и хлеба. Стараюсь не показывать, насколько я голоден.

Хитроватый мужичек подсаживается напротив.

– Может, матросику нужна комната с девочкой?

– Может и нужна.

– С какой посудины, матросик?

– Теперь уже всё равно, с какой. Списался на берег.

– Ну, ну. Куда ж теперь?

– Куплю ферму, заведу жену, детишек.

– Могу присоветовать. Тут недалеко от города есть подходящая. Да денег-то хватит?

– Сторгуемся, если понравится.

– Ну, ну. Чего ж не сторговаться.

Наверное, в такой дождь меня до утра не хватятся. А утром точно начнут поиски. Лучше убраться чуть раньше. Этот красавец видит во мне сладкую булочку. Ферма наверняка существует, только рядом с ней кладбище беглых и наивных матросов. В городе они вряд ли промышляют. За городом удобнее концы в воду прятать.

Итак, пока у нас один интерес.

– А что за ферма? Сколько земли, что растёт?

– О, тебе подойдёт. Для отставного матроса в самый раз.

– Я человек серьёзный. Деньги на девочек тратить не буду. Лучше продай мне лошадь и провиант в дорогу. Да объясни, как проехать туда, кого спросить?

– Вот, сразу видно деловую хватку. Лошадёнка есть подходящая.

– Эх, показывай. – Сказал я захмелевшим голосом.

И мы пошли на конюшню. Надеюсь, лошадь не краденная, хотя, какая мне разница. Сговорились. В дорогу взял еду и плащ. Хитроватый мужик подробно объяснил, как ехать. Городские ворота вот-вот откроют и я, простившись, отправился в путь.

 

Глава 2

Из города можно выбраться тремя путями. Разумеется, поплутав, проверился на наличие «хвоста» и покинул город совсем в другом направлении. Бережёного бог бережёт, а не бережёного конвой стережёт. Похоже, пренебрежение именно этой древней, как мир мудростью и привело меня, закованного в кандалы, в тот трюм, который так благополучно покинул.

Дождь всё ещё лил, как из ведра. Путников не много. Наверное, мой «партнер» уже догадался, кому продал лошадь и, вряд ли, станет помогать властям, но лучше затеряться наверняка.

Нужно куда-то пристроиться. Наняться к купцу в охрану или ещё чего. Выехать из этой страны. Разобраться, что тут делаю. Денег почти не осталось. А жить грабежом пока не хотелось. Надеюсь, что на ближайшей стоянке подвернется подходящий караван. Странно, как знакомо звучит слово караван. Кара плюс Ван. Что бы это могло значить. Караван всегда в пути. Что-то и куда-то перевозит. Или постоянно в пути? Или важен маршрут? Или наличие хоть какого-то маршрута?

Вот и стоянка для караванов. У костра сидят люди в дорожных плащах. У всех сабли и кольчуги. Но видно, что это не простые воины. Невдалеке пасутся лошади. Под шестью фургонами нагруженными, судя по всему, каким-то товаром, спят возничие.

Из котелка над костром шёл приятный аромат каши с мясом. Во мне проснулся аппетит. Что ж, попробую напроситься на ужин. По обычаю, отказать не могут.

– Бог помощь, добрые люди, – сказал я, подъехав на расстояние, продиктованное элементарной вежливостью.

– И тебе не хворать, – ответил Старшина охранников.

– Дозвольте честному путнику погреться у вашего костра.

– Присаживайся, раздели наш ужин.

– Благодарю.

Расседлал лошадь и присел к костру, подложив седло. Лошадь пошла пастись. Умная скотинка.

Мне, молча, дали миску с кашей и краюху хлеба. Плеснули в кружку пива. Я с благодарность принял.

После ужина все разошлись спать. Старшина охраны назначил часовых. Я прилёг на попону, положил седло под голову, укрылся плащом и тут же заснул.

…Какая забавная черная тучка, я такого цвета и не видел нигде. Что это? Не надо меня тащить в себя! А!…

Утром покормили, как и всех. После завтрака, когда седлали лошадей, ко мне обратился хозяин каравана, хорошо сложенный мужчина лет пятидесяти.

– Судя по одежде, ты бывший матрос, а повадки у тебя как у хорошего воина. Не буду задавать неудобных вопросов. Глаза у тебя человека чести, поэтому могу предложить место в охране каравана. Мы идём на север, там очень не спокойно. Мало кто соглашается на такое путешествие, но у тебя похоже не такой богатый выбор?

– Ценю Вашу деликатность и проницательность. И с благодарность принимаю предложение.

– Раз не спрашиваешь условия, то пусть они, пока, будут как у всех охранников, потом посмотрим. Старшина подберёт оружие и назначит в караул. Все зовут меня дядя Саул. Как называть тебя?

– Зовите меня Странник. Так будет правильно.

– Хорошо. Странник.

Глава 3

Пошли со Старшиной подбирать амуницию. В одном из фургонов лежали мечи, сабли, луки и арбалеты, там же шлемы и кольчуги. Всё в образцовом порядке. По всему видно, Старшина – старый вояка и любит своё дело. Для воина оружие это самое ценное из имущества.

Внимательно всё осмотрев, выбрал две одинаковые сабли, кинжал, засапожный нож, два небольших арбалета, лук среднего размера, чтоб удобно было стрелять с лошади. Подобрал кольчугу и шлем с подшлемником. Также взял колчан со стрелами, проверив их на баланс и остроту наконечников и пару мешочков с арбалетными болтами. Взял ещё хороший кистенёк. По настоянию Старшины, сменил одежду на более добротную и удобную для конного похода.

Судя по реакции Старшины на мои священнодействия с оружием, я произвёл на него очень хорошее впечатление. Рыбак рыбака видит издалека.

Для боя нужен боевой конь, нашёлся такой и для меня. В общем, снарядили, как подобает.

Другой бы насторожился. Для охраны небольшого купеческого каравана такое вооружение может показаться излишним. Но, наверное, дядя Саул предпочитает кормить свою армию, а не чужую. В таких путешествиях жизнь каждого и всех зависит от множества мелочей, как говорят мудрецы – хочешь мира, готовься к войне, ну и борись за мир.

Либо дядя Саул хорошо разбирался в людях, что для его профессии немудрено, да и просто необходимо. Либо там, куда направляемся каждая сабля на счету. Или и то и другое. А может, они ждали меня? И я попал из огня да в полымя?

Ну, да делай, что должно и будь что будет.

Ещё вчера посчитал, сколько и каких бойцов в караване. Все ребята бывалые, даже возницы. И дядя Саул больше походил на командира какого-то хорошо подготовленного подразделения, привыкшего выполнять невыполнимые задачи, и самое главное сохранять личный состав.

Такие люди очень внимательны к знакам провидения. Может они решили, что меня послали высшие силы? Тогда это объясняет такое поведение с незнакомцем. Даже то, что назвался Странником, не удивило, а как-то, даже, успокоило.

Я, почему-то, почувствовал себя среди своих. Что тоже не вызвало удивления. В общем, мы нашли друг друга.

Пока размышлял, готовился к дороге. Переодевшись и закрепив по удобнее оружие сел в седло. Проверил, насколько быстро заряжаются арбалеты, вынимаются из ножен сабли. Сабли для удобства закрепил за спиной. Арбалеты приторочил по бокам к седлу. Колчан со стрелами и лук тоже прикрепил к седлу. А вот мешочки с болтами повесил на пояс. Кистень в рукав, кинжал на пояс, засапожник в сапог. Видимо, я очень опасен.

Копья, алебарды, пики и щиты лежали в одном из фургонов. Вероятно, мы ещё не забрались в места боевых действий, и никто не нагружался лишним оружием. Все-таки купеческий караван. Интересно, что перевозим? А впрочем, какая разница убьют меня за мешок с золотом или за кулёк с пряностями.

В караване шесть фургонов, по два возницы на каждом. Шесть конных охранников, включая меня. Старшина и дядя Саул, он же хозяин каравана. В фургоны запряжено по четыре лошади. Ещё шесть лошадей про запас. Поэтому мне и достался хороший боевой конь вороной масти по кличке Ворон.

Шесть серых борзых очень мощных и спокойных, ведущих себя как партнёры. То есть знают, что делать и когда. Понимают без слов.

На стоянках несли караул по двое, что очень разумно. Псы, те всегда спали в пол уха. Во время передвижений два всадника выдвигались вперёд, два чуть позади и два по бокам. Ну, в общем, ничего необычного.

Дороги тут спокойные. До границы ещё два дневных перехода. В населенные пункты не заезжали. Не было необходимости. Лошади кормились свежей травкой, мы кашей с солониной и пивом.

Глава 4

На стоянке перед самой границей устроили праздник. Расположились на отдых чуть раньше обычного, купили несколько барашков у местных пастухов, зажарили мяса на углях и угощались пивом не спеша. Вспомнилась по такому случаю печальная песня:

Мы топили в опийном угаре горький привкус великих побед,

От чего мы так долго страдали, от чего нам спасения нет?

Мы готовы стереть все границы, все преграды на нашем пути,

От чего же нам ночью не спится, от чего же не видим мы сны?

Может жизнь наша только виденье и во снах мы давно все мертвы,

Но за что нам такое везенье, может правнуки мы Сатаны?

Лучше пить будем горькую водку, улыбаться и снова страдать.

Путь зовёт, так садимся же в лодку. Смерть придёт, будем мы умирать.

В этом мире идёт всё по кругу, но зачем нам такие круги?

Так давайте ж приснимся друг другу и вернём себе сладкие сны.

Откуда взялась эта песня в памяти? Но, чтобы, ни грустить по непонятному пока поводу решил спеть повеселее. И очень удивился, когда мне стали подпевать:

На коне скакать, да мечом махать,

А чего ещё для себя желать.

Так бы прожил жизнь и с седла не слез,

Да душа моя волком смотрит в лес.

Волком смотрит в лес, слышит предков зов,

Первобытный дух наших праотцёв.

У истоков рек в сказочных горах

Ждёт волшебный лес тот, что видим в снах.

Терпеливо ждёт, да куда спешить.

Этот древний лес вечно будет жить.

Будет вечно жить, волю сторожить

От лихих людей, от недобрых глаз.

От чужих свобод, от дурных проказ,

Волю вольную бережёт для нас.

Нам без воли той не прожить и дня,

Вот и ждёт нас лес, бережёт дитя.

Принесём ему поясной поклон,

И ковыль степной и травы морской

С глубины морей, из родных степей.

Что бы помнил нас он, своих детей.

Засыпал с мыслью о том, что едем, скорее всего, в тот самый лес. Наверное, он потом и снился бы, однако увидел странный, если не сказать страшный сон.

«Утро в красивом городе у моря. Я вышел на террасу, чтобы посмотреть на встающее солнце. Так поступали все жители города каждое утро. Солнце поднималось из моря, все радостно закричали ура! И вдруг, на небе появилось много черных точек, которые, приближаясь к земле, становились блестящими шарами. Жители города в панике стали расстреливать шары из луков и арбалетов. Шары начали лопаться, и тогда вздох ужаса пронесся над городом. Все увидели, что в этих шарах спускались на землю не родившиеся еще младенцы».

Проснулся в холодном поту.

Глава 5

Пересекли границу. Никаких сложностей и задержек. Дядя Саул показал что-то старшему заставы, и проехали. Не думаю, что все так переходят границу. Подозрения усилились, но ведь это даже интереснее, чем просто купцов охранять. Похоже, будет жарко.

Ещё больше удивило то, что и на заставе сопредельного государства произошло так же. Может, это какая-то международная организация? Когда дядя Саул показывал это что-то, то он, сойдя с лошади, сначала сердечно здоровался со старшим. Они даже обнимались как старые приятели и прощались также, тот ещё и доброго пути желал. Кто же мы такие?

Если едем куда-то по серьёзному делу, а по всему выходило так, то как можно брать в него человека с улицы? Или я тот, кто им нужен? И меня ждали на этой дороге? А если б поехал по другой?

Чего собственно так переживать. Ведь это привычная обстановка, значит я на своём месте. А это уже само по себе хорошо. Товарищи подходящие. С такими нестрашно ни в тёмном лесу, ни в поле.

Однако, на этот раз, похоже, не будем ночевать под открытым небом. Направляемся в первый же приграничный город.

Городишко обычный. Стены, стражники у ворот. Проехали рыночную площадь и по узкой мощёной камнем улице направились на постоялый двор. Там встретили как родных.

Все получили полноценный отдых.

…Так, что средства против него изыскивайте с другой стороны, в другой форме, то есть виде вечного огня… вечную форму он создал из вечного света…. Так говорил какой-то старик в очередном сне, это уже начинало раздражать. Наверное, так память возвращается ко мне?

Отдохнувшие и довольные утром третьего дня тронулись в путь. Теперь держались настороженно. Арбалеты заряжены постоянно. Ещё взяли копья, а я закрепил на поясе пару топориков. Так же каждый пристегнул к левой руке круглый щит.

Что-то будет, все это чувствовали. Даже на собачек надели специальные доспехи. Собачки, как и люди, начеку.

Где же нападут? Ехали по степи, днём всё видно далеко, а ночью слышно. Преимущество нападающих должно быть не в неожиданности, а в численности. Если они хоть что-то понимают в этом деле.

Но следовало хоть немного притупить нашу бдительность, а для этого нужно время.

Ехать по этой степи недели две. Странно, никого не встретили до сих пор. Ни души, а дорога наезжена. Так и не спросил, куда направляемся. В принципе, всё равно. Но при этом в душе нарастало чувство, что происходит нечто важное. Настолько важное, что всё, что было до того, совершенно потеряло смысл.

Стало безразлично, что делал, кем был. Словно предыдущая жизнь лишь подготовка к тому, что сейчас собираюсь делать. Такое же состояние было у спутников. Безоговорочная решимость совершить нечто значимое.

Кто же препятствует? Этот кто-то знает, что должны сделать и очень хочет помешать. Почему так думаю? Потому что, спутники готовятся биться насмерть.

Судя по всему, это две противоборствующие силы, которые, как минимум, делят мир или права на него. Ну, кто ещё может проходить через границы так, как наш караван. Это может себе позволить только чрезвычайно влиятельная международная организация.

И кого может опасаться такая организация, ну не разбойников же. Только такую же могущественную организацию. Но почему не организовать военный поход? Или в этой игре есть незыблемые правила?

Думал и готовился заснуть после дежурства. Но, как только сомкнул веки, накрыла волна животного ужаса. Перекатился в сторону от костра и встал. В руках уже были арбалеты. Собаки тоже насторожились, но ещё не поняли, что это опасность. Наверное, я оказался чувствительнее собачек.

Глава 6

Разбудил Старшину и дядю Саула. Те всё поняли без слов, подняли остальных. Организовали оборону. Спасла моя чувствительность к опасности. В таких делах счёт идёт на мгновения.

Враг налетел как ветер. Но мы ответили выстрелом горящей стрелы в заранее подготовленную лужицу масла. От этой лужицы моментально разбежались огненные круги и радиальные линии. Таким образом, лагерь оказался в нескольких кольцах огня. Нападающие заметались в пламени, а мы начали обстрел из арбалетов и луков.

Лошадей привязали внутри поставленных вкруг фургонов. Нападающим же пришлось нелегко, их лошади просто взбесились. Ни один не смог преодолеть стену огня. К утру всё было кончено.

Масло выгорело, и мы выехали посмотреть на трупы врагов и лошадей. Поражал внешний вид всадников представлявших из себя странную смесь человека и рептилии. Доспехи и оружие были человеческими.

Собрали стрелы, арбалетные болты и всё оружие, и доспехи врага. Собрали и седла с лошадей. Некоторые несчастные животные ещё жили, пришлось оборвать их мучения. Из всадников не выжил никто.

Погрузив всё на фургоны, немедля, отправились в путь. Все смотрели на меня с благодарностью. Это была моя идея закупить масло для таких случаев. Как только узнал, что нам придётся долго ехать по степи, то придумал такой план обороны. Что ж, это жестоко, но эффективно. Мы не потеряли никого. Животные немного понервничали, но не сорвались с привязи.

Теперь должны спокойно доехать до ближайшего города. Что-то ещё выкинет противник?

Добрались без приключений. Сразу же направились на постоялый двор, там ждали. Привели себя в порядок. Трофеи оставили хозяину или правильнее сказать управляющему постоялым двором, входившим в систему обеспечения организации. У меня уже сложилось мнение по этому поводу. Вернее, память постепенно восстанавливала в голове когда-то забытые сведения.

Основная задача организации – противостояние врагу, но главная – поддержание работоспособности системы управления тем, что осталось от некогда могущественного государства. Её структура позволяла ненавязчиво корректировать развитие событий, оставаясь в тени.

Входящие в неё люди получали доступ к Знанию и Деланию. Они воспринимали мир, как он есть, но при этом, у всех была одна цель или вернее истина – благодаря поддержанию баланса, сохранять мир до прихода его Создателя. Который, согласно книгам и легендам, должен когда-то прийти, дабы провести глобальную коррекцию распространяющегося хаоса. Пока же хаос правил миром, и упорядочить его немыслимо, как впрочем, и бессмысленно. Таково вкратце осмысление нынешней ситуации.

В организации замысловатая иерархия и специализация. Но каждый, делая своё дело, участвует в выполнении общей задачи. Даже если за всю жизнь не сделал ничего такого, что можно назвать миссией, он всё равно в общем деле.

Духовное единение ощущается совершенно не навязчиво. Наверное, искренне верующие пытаются достигнуть такого единения в своих рядах при помощи религиозных обрядов. Только обряды здесь совершенно не причём, как впрочем, и религия. Знание и понимание Истины – вот тот цементный раствор, который скрепляет кирпичики настоящего Здания Единения.

В таких делах не нужны ни тайные знаки, ни символы, ни пароли. Разумеется, они есть и в этой организации, только у них несколько иное назначение. Вернее, другая смысловая и функциональная нагрузка. Узнавание же происходит по другим критериям. В таких ситуациях дух и душа вступают в непосредственный контакт. Только для этого они должны не спать.

Иными словами, если посчастливилось разбудить дух и душу, то вы уже здесь. Всё остальное чистая формальность, хотя тут, конечно, лукавлю, для познавших Истину не бывает ничего формального.

Стоит заметить, что Знание очень дорогое удовольствие. Платить за знание приходится ответственностью за всё и за всех, и это нелёгкая ноша.

В любом случае, узнают друг друга, заглянув в глаза, а глаза это не только зеркало души это ещё и её голос или глас, если угодно.

Глава 7

Однако, путь зовёт. Теперь дорога пролегала через леса, а это уже другие леса, не те, что проходили на той стороне границы. Здесь недруги обязательно попробуют атаковать и военные хитрости не помогут. Придётся биться лицом к лицу, ну да нас ведь хлебом не корми – дай повоевать. Разумеется, это такой юмор. Просто к войне нужно подходить, как к работе, без фанатизма и уж, тем более, без героизма. Неизвестно, что хуже в таком деле герой или дурак.

Среди нас, похоже, ни тех, ни других не было. А посему все спокойно готовились к стычкам на лесных дорогах. Это значит доспех полегче, сабельки покороче, щиты поменьше. Ну, как то так.

Я всё же очень надеялся на гиперчувствительность к опасности и к нашему специфическому врагу. Но ведь он мог и людей использовать. Интересно на обычных людей будет такая же реакция? Или всё равно почувствую за ними врага?

Ну, да что загадывать, вот уже лесок, птички поют, хорошо.

Двигались обычным порядком. Все максимально расслаблены, это помогает, и отдохнуть, и быть готовым ко всему. Арбалеты, разумеется, наготове.

Лес старый, вернее древний и с Хозяином. На привалах пробовал общаться, но, видимо, он был слишком взволнован нашим появлением и нормального контакта не получилось.

Ну вот, накатило. Они в этом лесу. Готовят засаду. Их много и это люди. Все пешие и опытные. Отстреляться не получится. Единственный шанс – атаковать первыми и, пользуясь специфическими условиями местности, уничтожить всех.

Я предложил план командирам. Они согласились. И мы стали готовиться.

Решено разделиться. Вшестером, я и другие пять охранников, пойдём по двум сторонам дороги и атакуем противника, командиры и возницы остаются в резерве и неспешно двигаются по дороге. Собаки же идут с нами, разделившись, как и мы по трое.

Для того чтобы использовать преимущества леса, мы должны быть максимально быстры и подвижны. Из одежды оставили только штаны и сапоги. Верхняя часть тела непокрыта, чтобы кожа могла реагировать на опасность, и, минуя сознание давать команды мышцам.

Из оружия взяли топоры, засапожные ножи и по два тибетских ножа. Топоры повесили на поясе по бокам, тибетские ножи закрепили в ножнах на поясе же за спиной. Это всё.

Двинулись лёгким бесшумным бегом, каждый со своей стороны дороги. Бежали, огибая деревья, перепрыгивая и наклоняясь. Псы тенями позади.

Старались соблюдать дистанцию, чтобы не мешать маневрированию.

Вот и враг. Началось. Вся тонкость в том, что нужно двигаться естественно. Просто бежать и легкими движениями наносить смертельные раны врагам. То есть, все движения, как одно, как будто жидкость течёт между деревьями и убивает.

У врага началась паника, они не могли понять, что происходит. Опасность была повсюду, но отразить её им не удавалось. Собачки действовали грамотно и не давали никому уйти. Они лишь немного уступали нам в эффективности. Надеюсь, на другой стороне всё было так же.

Враги не ожидали такой атаки. Тем более они не могли понять, что нас всего трое с каждой стороны. Им было страшно. И это сыграло на руку.

Мы, наверное, могли бы бегать так бесконечно, но, слава богу, всё когда-нибудь заканчивается. Вот и живые враги закончились. Никто не ушёл. Собачки были хорошими охотниками.

Глава 8

Остановились. Огляделись. Перевели дух. Вышли на дорогу, вскоре подоспел караван. Нам дали умыться, и напоили крепкой настойкой. Собак так же привели в порядок. Собрали трофеи. Оделись и двинулись в путь.

Из наших людей даже никто не был ранен. В общем-то, это нормально. Просто хорошо выполненная работа. Мясник ведь не ранит себя, если он хороший мясник.

Когда собирали трофеи, посчитали убитых врагов, их было 98.

Да уж, так и, правда, можно превратиться в мясника. Не очень-то хотелось бы. Может быть, завести себе ферму, доить коров или лошадей разводить? Ляг, поспи и всё пройдёт, как-то так говорят, если всякий бред начинает посещать голову. От судьбы не уйти. А ферма это точно не для меня, как впрочем, и другое ремесло.

С такими мыслями провалился в сон. Всех участников боя уложили на повозки. Сон должен очистить кровь с души, всё же мы убивали людей, даже если они и были на стороне врага.

… Сомкнув глаза, оказался в красивом храме с колоннами и купелью в виде чаши. Одежда на мне восточная и чёрного цвета в чалме рубин. На указательном пальце перстень тоже с рубином. Стою рядом с купелью, напротив, судя по одежде, высшие священнослужители всех религий, на коленях и смотрят на меня, чего-то ждут. Слева от меня, чуть позади кто-то ещё. Похоже, я его знаю, вот только имя не могу вспомнить, впрочем, и своё тоже. Так, что же я должен делать?

– Благослови их, дай им силу и власть, – это я услышал в голове и понял, что говорит со мной тот, чьё имя не могу вспомнить. Он одет, как и я в восточные одежды только фиолетового цвета и в чалме у него изумруд.

Я направил указательный палец с кольцом в сторону священнослужителей. И тотчас же к ним полился поток силы. Глаза их засветились. Это так захватило. Интенсивность потока нарастала, всё вокруг заколебалось. Вода в купели закипела. Я сообразил, что ещё немного и эта сила станет разрушать всё вокруг, а ведь только начал!

– Хватит, опять всё порушишь. Им достаточно полученной силы на несколько тысяч лет, – услышал уже знакомый голос. Пришлось опустить руку, священники находились в трансе.

Повернулся к советчику и заглянул в глаза. Он отшатнулся.

– Кара, успокойся. Ты что, не узнаёшь ни себя, ни меня? Приди же в себя…

Открыл глаза, рядом дядя Саул. Посмотрел ему в глаза, он упал и потерял сознание. Больше не стал ни на кого смотреть перевел взгляд на небо, возможно, так безопаснее. Над нашим лагерем висели тяжёлые тучи и уже собирались разрядиться мощным ливнем. Они растаяли от одного взгляда, просто исчезли, как будто их и не было вовсе. Солнышко радостно засияло, и я улыбнулся ему. Ух, вроде отлегло. Что же это я такое сотворил? Из сна перенёс? Разве так можно?

Товарищи смотрели совершенно безумными глазами. Я же наблюдал за всем боковым зрением, так безопасней. Внутри бурлила такая сила, что мог сворачивать горы или испарять моря или что-то ещё такое. От чего же солнышко так возрадовалось? Может, узнало меня? И я его? О, похоже, оно начинает светить всё ярче и ярче. Как бы чего не вышло. Так не пойдёт, наверное, нужно снова уснуть. Может быть, удастся там расспросить того, кто меня назвал каким-то странным именем.

Закрыв глаза, лёг. Кто же он такой? Почему я должен его знать? Что нас связывает. Нужно вспомнить или узнать его имя и тогда всё вспомню, как же его зовут? Эх, почему не спросил? Или ещё не время?

Заснуть не получается. Попробую по-другому. Необходимо успокоить эту силу, что так неожиданно меня переполнила. Вот так спокойнее, всё хорошо. Кажется, получается. Ещё немного и можно попробовать открыть глаза.

Казалось, прошло несколько мгновений, но когда открыл глаза, на небе уже сияли звёзды. Разглядывая их, понял, что они мне обрадовались, как и солнце.

У костра тихо переговаривались товарищи. Дядю Саула уложили на повозку, он спал мёртвым сном, надеюсь с ним всё в порядке. Я встал и тихо подошёл, послушал ровное дыхание. Нет, всё хорошо, просто перебрал силы.

Повернулся к костру. Товарищи стояли лицом ко мне, преклонив одно колено и склонив голову. Сделав несколько шагов, вдруг увидел на указательном пальце то самоё кольцо с рубином. Камень светился как живой. Потрогал, теплый, если не сказать горячий. Так-так, а почему бы и нет?

– Поднимите головы, я благословляю вас, – с этими словами я направил, как и во сне, свою руку с кольцом в их глаза. Но, теперь, осторожнее. Дал столько силы, сколько не могло бы повредить. Звезды вспыхнули как маленькие солнца, костёр взвился до неба. Показалось, прошло лишь мгновение, но как только опустил руку, на востоке показалось счастливое солнце. Костер стал прежним. Глаза у всех сияли неземным огне….

Следующие части “Последней битвы”

Часть I. Ночь Часть II. Караван Часть III. Аджубей Часть IV. За гранью безумия Часть V. Тайга